«"Посмертная жизнь души" (1-я часть).» комментарий на книгу проф. Осипова

«Вымыслы человеческие ненавижу, а закон Твой люблю» (Пс. 118:113).
 

Недавно, в  крупном книжном магазине церковной литературы мне довелось приобрести книгу, выпущенную огромным тиражом известным монастырским издательством, с интригующим названием "Посмертная жизнь души". Тема не оставит равнодушным  ищущего  христианина и понятен вызванный интерес, обусловливающий огромный тираж этого издания.




При раскрытии книги обращают внимание: авторитетные имена автора, обличенного высоким ученым званием, цензора (в сане архимандрита); благословение священноначалия; имя столичного монастыря; претенциозные копирайты и пр., в совокупности открывающие осознанное доверие благочестивого читателя содержимому этого пользующегося признанием издания. На титульном листе под названием книги добавлено: "Беседы современного богослова",  важное уточнение, указывающее на богословский характер книги.


История вопроса.

С первых страниц автором ставятся главнейшие эсхатологические вопросы: "что происходит с человеком, когда он умирает?"; "кто спасется?"; "что такое геенна и вечные муки?". Далее в книге, в контексте указанного современного богословия дается исследование вопроса в культурно-исторической перспективе: с дохристианских времен до наших дней.
             

Мы находим пространные размышления о том "что же говорили о смерти наши далекие предки", о том как "душа взывает к богам, взывает к духам" по описанию в египетской "Книге мертвых", о идее перевоплощения и достижении "конечной цели" немногими из людей согласно тибетской "Книге мертвых", о посмертном состоянии Геракла в "Одиссее" Гомера, о бочке Данаид и пр.

Завершает исследование дохристианской эсхатологии свидетельство об откровении ветхозаветных пророков о всеобщем воскресении и о том, что "душа по смерти не исчезает, не умирает и даже не засыпает, но испытывает страдание или радость". Далее автор приводит факты современного исследования  феномена "клинической смерти", убеждающие в осознанной жизни души после того, что обычно называют смертью.


Антропология.

В богословской части рассматриваются антропологические вопросы, связанные с изменением свойств человека в результате грехопадения. Так, рассматривая вопрос последствий прародительского греха, автор утверждает, что смертность как свойство естества появляется в результате грехопадения: «наконец тело человека стало смертным» (с.28).
Но, должно заметить, в святоотеческой традиции различаются понятия «смертность»  -  возможная способность умереть, обусловленная произволением человека (в следовании воле Божией), и «смерть»  -  реализация смертности (на физическом уровне характеризуемая отделением души от тела). Так, свт. Афанасий Великий пишет о смерти:

"А когда (Христос) отрекается умереть, это есть болезнь тела. Ибо до преступления Адамова не было ни печали, ни боязни, ни утомления, ни глада, ни смерти" (Афанасий Великий, св. Слово пространнейшее о вере 16, 24) , 

т. е. смерть неведома Адаму до грехопадения, но о смертности свт. Афанасий пишет иначе:

"Человек, как сотворенный из ничего, по природе смертен; но, по причине подобия Сущему, если бы сохранил оное устремление к Нему ума своего, мог замедлять в себе естественное тление, и пребыл бы нетленным, как говорит Премудрость: "хранение законов утверждение нерастления" (Прем. 6, 19)  (Афанасий Великий, св. О воплощении Бога Слова, и о пришествии Его к нам во плоти, 4).

Также о природном атрибуте Адама (и до грехопадения) учат другие Учители и Отцы Церкви:

"Адам, не имея по собственной природе нетленности и неразрушимости, — ибо это принадлежит, по существу, одному только Богу, — был запечатлен Духом Жизни", - пишет свт. Кирилл Александрийский (In Joannem, lib. I, cap. 9., col. 160 AB.);

"Плоть человеческая по своей природе не есть животворящая и не изъята смертности" — поясняет прп. Иоанн Дамаскин (Точное изложение православной веры. Кн.3. Гл.21). .


Для возможности не умирать человеку (до падения), посреди Рая, было насаждено Древо жизни (Быт.2:9 , Быт.3:22 , Отк.2:7 ) —  "древо, питаясь плодами которого человек был безболезнен и бессмертен телом" (Катихизис,118). Таким образом очевидно, признание появления этой потенции — смертности (в отличие от  смерти, актуализации этой возможности) в естестве человека только после грехопадения, противоречит святоотеческому учению, ибо и до падения человек не бессмертен, но призван облечься в бессмертие (св. Феофил Антиохийский. Послание к Автолику, кн2, 27), от возможности не умереть, долженствовал достичь невозможности умереть(Блж. Августин. Энхиридион. 105).

"тело его (Адама) создано перстным, и, следовательно, по природе тленным или смертным (Быт 3, 23; 1 Кор 15, 48–49, 53–54), т. е. с возможностью смерти, но без необходимости смерти. Не обладая бессмертием по самой своей природе ... Для этого в Раю насаждено было Древо жизни, вкушение плодов которого давало смертному по природе человеческому телу возможность не умирать. Ho по падении прародителей Бог удалил их от древа жизни, служившего орудием и средством сообщения благодати, дававшей смертному по природе телу силу вечной жизни. Вследствие этого возможность смерти перешла в необходимость смерти"(Прот.Н. Малиновский. § 75. Следствия грехопадения // Очерк православного догматического богословия).

Следует заметить, что в данной части работы, автор тенденциозно не рассматривает и даже не называет такие существенные проявления греховного повреждения (появившиеся в человеке в результате прародительского греха), как удобопреклонность ко греху, помрачение ума, отпадение от Бога, отступление благодати от человека, зависимость от сатаны, самость и произрастающие из нее страсти (гордость, блуд, чревоугодие и т. д.) и тп.. Но это, как и вопрос адамова естества, отдельная тема (святоот. представления о смертности Адама см.:  Леонов Вадим, свящ. Бог во плоти: Святоотеческое учение о человеческой природе Господа нашего Иисуса Христа. М., 2005. сс.11-95).
.

Эсхатология.

В следующих главах довольно убедительно повествуется о мытарствах, о необходимости молитвы за ближних. В главе «Геенна» оговаривается, что все Откровение носит «педагогический, воспитательный характер» (с.76), о будущей жизни приводится высказывание Бердяева что она «есть предельная тайна», и далее автором утверждается известная парадигма относительно вечности последнего дня: «понятие вечности не означает бесконечности» (с.79).

В качестве  аргументов в книге приводятся пространные выдержки из «новооткрытого» в 1983 г. Броком тома творений «прп. Исаака Сирина» вызвавшего серьезные недоумения и у богословов, и у православных читателей, точно выраженных известным патрологом: "Перед нами вполне сознательная попытка внедрить в Православие под покровом якобы "святоотеческих", мнения явно ошибочные и еретические"(Сидоров А.И. Проблемы творчества прп. Исаака Сирина. // Православное книжное обозрение. Нояб. 1998. - С. 5.).

Отметим и некорректность предложенной концепции редуцирования Откровения о Суде и "вечности наказания" лишь к дидактике, сведения страшного предупреждения именно к «педагогической, воспитательной»  функции (для острастки). Святоотеческое Предание свидетельствует об обратном:

"Слышал я, как некоторые грехолюбцы говорят, что для острастки людям угрожал Бог геенной, так как будто бы невозможно, чтобы Он, будучи милосердым, наказал кого-нибудь, в особенности того, кто Его не знает. Скажите же мне вы, выставляющие Бога обманщиком, кто во дни Ноя излил волны на всю вселенную, произвел то ужасное кораблекрушение и устроил гибель всего нашего рода? Кто ниспослал те молнии и громы на землю Содомскую? Кто потопил весь Египет?

Кто истребил шестьсот тысяч в пустыне? Кто сожег сборище Авироново? Кто повелел земле раскрыть уста и поглотить соумышленников Корея и Дафана? Кто во время Давида поразил в одно мгновение семьдесят тысяч? Кто во время пророчества Исайи умертвил в одну ночь сто восемьдесят пять тысяч? А каждодневных несчастий, которые мы согрешая переносим, разве не видишь? Какой был бы смысл, если бы одни наказывались, а другие не наказывались?

Подлинно, если Бог не есть неправеден, - а Он именно и не есть неправеден, - то и ты непременно понесешь за грехи наказание; если же Бог не наказывает, потому что Он человеколюбив, то и тем не следовало понести наказание. Вот даже и за эти самые слова, нами переданные, Бог наказывает многих и в настоящей жизни, чтобы, если вы не поверите словам угрозы, то хотя бы поверили делам кары", - предупреждает об опасности неверного разумения слов Господа свт. Иоанн Златоуст (Слово 25-е "О будущем Суде").


Системно развивая свою точку зрения, автор "Посмертной жизни души" делает вывод, что «состояние вечности не означает безусловной окончательности, оно может измениться, и только в положительную сторону» (с.79).
«Геенна огненная — следствие милости» - озвучивает святоотеческую мысль о всецелой благости Бога автор брошюры. Как это понять? Автор приводит слова свт. Иоанна Златоуста: «Почему Он (Бог) и уготовал геенну, что Он благ», но, далее святоотеческая мысль вытесняется авторским комментарием о возможности «посмертного спасения через ад»(с.81), вот в чем, согласно авторскому пояснению, благость геенны. Свт. Иоанн Златоуст же в том слове говорит об обратном:

«Бог, будучи бесстрастен, благотворит ли, наказывает ли, - одинаково благ: и угроза геенной доказывает Его благость не меньше, чем и обещание царствия. Как это? Объясню. Если бы Он не грозил геенной, если бы не приготовил наказания, многие не получили бы царствия. Многих не столько обещание благ склоняет к добродетели, сколько угроза несчастьем, внушая страх, заставляет и побуждает заботиться о душе. Таким образом, хотя геенна и противоположна царствию небесному, но то и другое ведет к одному концу, - спасению человеческому: это (царствие) привлекает к себе, а та (геенна) понуждает идти к нему же, и страхом исправляет нерадивых» (Свт. Иоанн Златоуст . О статуях. Беседа 7, 2) ,

т. е. благость Божия - не во временности геенны и возможности «спасения через ад», а в предупреждении ради нашего спасения о реальности этого наказания. Для святителя несомненно учение Церкви о вечности геенны, что очевидно из самих слов Златоуста:

«Здесь представляется нам вопрос не маловажный, но касающийся предмета самого необходимого и исследуемый всеми людьми: будет ли иметь конец огонь геенский? Христос открыл нам, что этот огонь не имеет конца: "червь их не умирает и огонь не угасает" (Мк.9:46). Вижу, что вы содрогаетесь, слыша это; но что делать? Бог повелевает непрестанно возвещать это: "укажи", говорит, "народу Моему" (Ис.58:1). Мы поставлены на служение слова, и потому нужно говорить и неприятное слушателям; хотя и вопреки желанию, а нужно» (свт. Иоанн Златоуст. Беседа 9 на 1-е послание к Коринфянам, т.10, ч.1).


Как видим, святитель напоминает и нам о необходимости "возвещать это" (реальность непреходящей вечности наказания), даже и вопреки желанию слушающих. Далее в брошюре приводятся слова свт. Григория Богослова, комментируемые в том же ключе «посмертного спасения через ад или ... посредством крещения в огне» (с.81), к подобной парадигме временности и очистительной спасительности "крещального огня" автор возвращается и в последующей главе (с.97).

«Может быть, они будут там крещены огнем – этим последним крещением, самым трудным и продолжительных, которое поедает вещество как сено и потребляет легковесность всякого греха» - цитируется свт. Григорий Богослов с соответствующими учению автора книжечки пояснениями.

Интересно, но именно эти слова свт. Григория приводились как аргументы непреходящей вечности адского огня свт. Марком Эфесским против католического учения о временном «очистительном огне»:


«Поэтому, если временные мучения после смерти, — будь то огонь, как вы говорите, или иное нечто, как мы говорим, — сразу же сменятся после оного Суда на вечные муки, то когда же будет иметь место тот очистительный огонь и когда он очистит проходящих чрез него? 

Вот, и Григорий Богослов говорит согласно тому, что говорил Иоанн Златоуст, именно: что тот огонь (о котором говорит Апостол) будет не временным и преходящим, но более мучительным и более длительным, ибо, говоря о новатианах, он так пишет в слове "На Светы": 

"Быть может, там они будут крещены огнем конечного крещения, более мучительным и длительным, который пожирает материал как солому и уничтожает легкую материю всякого зла" . Видите ли, как поверхностно касаются смысла ваши Учители, и как они не вникают в смысл его, как вникают, например, златоязычный Иоанн и тот (Григорий) Богослов и прочие всемирные светила Церкви... 

5. Затем, тот же великий во святых Григорий Богослов, творя умозрительное и таинственное слово о Пасхе, придя к тому месту, где говорит: "Ничего же не вынесем, ничего не оставим на утро", отчетливо и открыто являет, что за этой ночью нет никакого очищения, "ночью" называя настоящую жизнь каждого, и не допуская никакого очищения после нее

6.Затем, он же в слове "На побиение града", рассуждая так: "Не стану говорить, каковы мучения там для тех, кому здесь Он дает пощаду, но скажу только то, что лучше быть наказуему и очищаему ныне, нежели там быть преданным мучению, когда время наказанию, а не очищению" , — явно утверждает, что после отшествия отсюда нет никакого очищения, но — только вечное мучение».  (Свт. Марк Эфесский. Опровержение латинских глав. Слово первое).



Очевидно, что это «конечное крещение» или «крещение огнем» имеет не спасительный или очистительный характер (крещение буквально означает погружение - βάπτισμα), а характер наказания ( см. http://blagolub.livejournal.com/15463.html ). Так и понимается это «конечное крещение»  святыми отцами:

«и последнее (крещение) — не спасительное, но истребляющее порок, ибо после него порок и грех не будут уже иметь силы, и наказывающее бесконечно», - пишет прп. Иоанн Дамаскин (ТИПВ. Кн.4. Гл. 9);


«Той», – говорит он, – «вы крестит Духом Святым и огнем» (Лк.3:16), т. е. – огнем просвещающим или же карающим, согласно заслугам каждого человека, получающего то, что отвечает его душевному состоянию ... «и пшеницу», т. е. – плодотворных в праведности, «соберет в житницу Свою», т. е. – в небесные обители; «плевелы же», т. е. – неключимых в подвигах добродетели, «сожжет огнем неугасимым» (Мф.3:12). Если же – неугасимый огонь, и материал для сожжения не истощим, то этим он представляет вечность наказания», - раскрывает смысл "крещения огнем"  св. Григорий Палама  (Омилии, 61. 8).


Экзегеза.

В подтверждение мнения о возможности «посмертного спасения через ад ... посредством крещения в огне» автором брошюры приводятся слова апостола Павла:

«...каждого дело обнаружится; ибо день покажет, потому что в огне открывается, и огонь испытает дело каждого, каково оно есть. У кого дело, которое он строил, устоит, тот получит награду.  А у кого дело сгорит, тот потерпит урон; впрочем сам спасется, но так, как бы из огня» (1Кор. 3:13-15).


Одни спасутся, замечает автор, «со славою, честью, наградой,    другой спасется, но как из огня» (с. 82), т. е.  через вынужденные страдания в огне,  но завершающиеся спасением (грехотворцев). Уместно вспомнить 19 правило Трульского Собора, запрещающее какое-либо толкование Писания несогласное со святоотеческой экзегезой.
Апостол Петр предупреждает: «никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою. Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым» (2 Петр. 1:20,21)  ( см. http://blagolub.livejournal.com/10194.html ).
Огромную опасность представляет перетолковывание богодухновенного слова в ином от данного Богом смысле, - вспомним как перетолковалось слово Божие еще в Раю: "Не бойтесь, не умрете, но будете, как боги".
Но, может быть, напрасно говорится о «второй смерти», как о вечной смерти, и для узников геенны будет спасение «из огня»?
Обратимся к Преданию Церкви  и святоотеческой экзегезе по этому вопросу. Предание недвусмысленно указывает на крайне негативный смысл этого "спасения из огня":


"Сам спасется, но так, как бы из огня": вот и другое. Эти слова означают следующее: он сам не погибнет так, как дела, не обратится в ничто, но останется в огне. Это апостол и называет спасением; потому не просто сказал: спасется, а прибавил: "как бы из огня". Так и мы обыкновенно говорим: в огне сохраняются – о таких вещах, которые не сгорают и не вдруг обращаются в пепел. Потому, слыша об огне, не думай, что сожигаемые обратятся в ничто. Не удивляйся и тому, что апостол называет такое мучение спасением; он нередко о предметах неприятных употребляет хорошие выражения, а о предметах приятных – нехорошие. Например, слово плен обозначает дурной предмет; но Павел употребляет его по хорошему, говоря: "пленяем всякое помышление в послушание Христу" (2Кор.10:5). Также, говоря о худом, употребляет хорошее выражение в следующих словах: "грех царствовал" (Рим.5:21); между тем слово царствование скорее хорошо звучит. Так и здесь, сказав: спасется, он выражает не что иное, как продолжение наказания, и как бы так говорит: сам же будет мучиться непрестанно» (Св. Иоанн Златоуст. Беседа девятая на 1 Кор.3:12-15. Мучение грешников не имеет конца.)


«Сам он не погибнет так, как его дела, не перейдет то есть в ничтожество, но спасется, то есть сохранится целым, чтобы гореть ему в огне. И у нас о том дереве, которое не легко сгорает и обращается в пепел, говорят обыкновенно, что оно остается целым в огне, так что для сожжения его употребляется довольно много времени. Итак, грешник несет потерю от того, что трудился над такими делами, от которых погибает, и все свои усилия употребил на то, что не имеет бытия и не существует (ибо всякое зло есть нечто несуществующее), подобно тому, как если бы кто за большую цену купил себе труп вместо живого тела. Между тем сам, то есть грешник, спасется, то есть сохранится целым для вечных мучений» (Блж. Феофилакт Болгарский. Толкование на «Впрочем сам спасется, но так, как бы из огня»)


«Грешников же, приносящих с собою зло, охватив, как удобный материал для этого, огня, он немедленно зажжет, и "дело" их, то есть злое расположение или действование (энергию), сожжет и до конца уничтожит, и лишит их того, что они принесли с собою, то есть лишит их злого груза, однако самих их "спасет", то есть на веки будет сохранять и соблюдать, дабы они не подверглись уничтожению вместе со своим злом. … Ибо выражение, что грешник "спасается якоже огнем" означает, что он пребудет мучимый в огне и не уничтожится вместе со своими злыми делами и душевным злым устроением.... вечно пребывая в огне, наследуют спасение, которое хуже гибели, ибо это-то, собственно говоря, и обозначает выражение "спастись", дабы не случилось им уничтожительной силой огня и самим также полностью быть уничтоженными» (Свт. Марк Эфесский. Опровержение латинских глав)


Святоотеческое учение по этому вопросу обобщает А.Лопухин в известной редакции Толковой Библии: «Впрочем сам спасется. По толкованию И. Златоуста и других древних церковных толкователей, вместо спасется нужно читать: сохранится или удержится (именно - в аду, чтобы испытывать постоянно мучения)» (на 1Кор.3:15).


Как это видно, апостол Павел в Послании к Коринфянам говорит о "спасении" не в сотериологическом, а в экзистенциальном смысле, как о неуничтожимости грешника, но о его пребывании (крещении) в огне вечно.



продолжение далее, 2-я часть http://blagolub.livejournal.com/17122.html



Комментариев нет: