Открытое письмо профессору А.И. Осипову. монах Венедикт



«Сын человеческий, придя,
                                                           найдет ли веру на земле?» (Лк. 18, 8)

Алексей Ильич!
В вашей книге «Из времени в вечность: посмертная жизнь души» (Издательство Сретенского монастыря, 2011 г.) излагается учение, в корне отличное от православного, и под прикрытием святоотеческого авторитета вы пытаетесь внедрить в церковное сознание многие еретические мнения.
По вашему учению «Бог, до конца сохраняя неприкосновенную свободу разумной твари, проявляет Свою благость по отношению к ней даже тем, что представляет ей самой в вечности находиться там, где она может и хочет быть» (стр. 126); «причиной пребывания грешников в аду, и самого диавола, является их свободное "не хочу Бога"» (стр. 126), и «потому двери ада могут быть заперты только изнутри самими его обитателями» (стр. 124). А все грозные слова Спасителя о вечных мучениях, согласно вашему толкованию Священного Писания и искажению смысла святоотеческих творений, имеют только «воспитательный» характер (стр. 115) и нужны лишь для того, чтобы уберечь людей от временных мучений: «хотя геена и подлежит ограничению, весьма страшен вкус пребывания в ней» (стр. 120), «страшен геенский опыт тьмы внешней, хотя бы он и был ограниченным, хотя бы и завершился, в конечном счете, вхождением в Царство» (стр. 121).

Вы утверждаете, что «целью сошествия Христа во ад было выведение из него не только ветхозаветных праведников…, но и самых упорных (???) душ» (стр. 143), будто бы «святые говорят…, что не только праведно живущие, но даже и мертвые, некогда непокорные, были (???) и будут (???) освобождены из ада» (стр. 151). По вашему учению «сошествие Христа во ад – акт вневременной (???). С этого исторического момента Христос стал доступен на все времена всем туда сходящим. Потому и перед теми, которые по объективным причинам не смогли в своей земной жизни уверовать в пришедшего Христа и принять здесь Таинства Крещения, открывается, как видим (???), возможность по молитвам Церкви (???) войти в нее там (???) путем ветхозаветного человечества (???) – путем… крещения огнем (???)» (стр. 144-145, 155). Поэтому, по вашему учению, «границы Церкви шире ее земных канонических пределов» (стр. 154).
Вы отрицаете в Боге свойство правосудия и утверждаете, что Он только любовь (стр. 128). «У Господа не может быть… воздаяния, но только одна безграничная любовь» (стр 118). «Бог и на Страшном Суде остается любовью» (стр. 124). По вашему учению на Страшном Суде «великое множество людей всех времен и народов, всех  верований (???) и безверья (???), несомненно (???), во всей глубине осознает свою духовную нищету, увидит непостижимую любовь Христову и в величайшем благоговении вовеки преклонится пред Ним – спасется (???)!» (стр. 90).
Вы сознательно смешиваете понятие «православности» и «праведности» (стр. 161), приписывая держащимся догматического учения Православной Церкви «сатанинскую гордыню» (стр. 160), гордость «своей праведностью, своей православностью» (стр. 133), «законничество, самомнение», «извращение Православия» (стр. 196). Истинными православными (стр. 135) и праведниками вы считаете всех смиренных и нищих духом, независимо от веры (стр. 162). Поэтому призываете «не …судить о вечной участи ни одного человека: православного, неправославного, нехристианина и т.д.» (стр. 163), а «молиться за ближнего…, живого или усопшего, независимо от его убеждений» (стр. 164). По вашему мнению, «о колдунах, волшебниках, сатанистах, атеистах, иноверцах и пр.» (стр. 196), и даже за самоубийц (стр. 197), «хоть за Иуду Искариотского» (стр. 195) молиться «можно и должно и дома, и в храме» (стр. 181).
«Отказ молиться за неправославных, некрещенных, – вы считаете, – есть акт антицерковный и показатель, до какой степени отступления от Христа можно дойти и религию любви превратить в секту "своих"» (стр. 197).
Вы отрицаете необходимость Крещения младенцев: «все усопшие младенцы, как святые и не согрешившие спасутся» (стр. 175). А не согласных с этим вашим мнением вы называете «лжеучителями», зараженными «средневековым католическим учением» (стр. 174).
Вы даже отвергаете самую возможность для младенцев принять Таинство Крещения: «Видите, желание его – то есть крещаемого, а не крестных, на которых так легкомысленно привыкли ссылаться. Ибо никакой крестный не может за крестника ни отречься от сатаны, ни дать обещания жить по Христу» (стр. 206).
Вы отрицаете необходимость для спасения таинств Крещения и Евхаристии, видя в прямых, недвусмысленных словах Спасителя (Ин. 3, 3-5; Ин. 6, 53) «не букву, а дух» (стр. 155). По вашему мнению святые отцы будто бы «не утверждают, что вхождение в нее (Церковь) возможно только через Таинство Крещения и что все, не принявшие его в земной жизни… погибнут» (стр. 134, 135). И «прочие верования», по вашему, «указывают иные пути, средства» (стр. 132). «Ошибочность той или иной религии не дает оснований, с православной (???) точки зрения, для утверждения о неминуемой гибели ее верующих» (стр. 132). Православным вы советуете не уклоняться от своей веры всего лишь для того, чтобы не рисковать «пересекать бушующий океан этой жизни на доске или вплавь» (стр. 134).
Словом, по вашему учению, «для всех (???), в том числе и не принявших в земной жизни Таинства Крещения (???), но не похуливших Духа Святого, сохраняется возможность спасения (???), то есть возможность стать членами Тела Христова – Церкви (???). Эта возможность обусловлена тем, что дар благодати Таинства сообщает Господь, а не священнослужитель, совершающий лишь священнодействие Таинства» (стр. 140). А «хула на Духа Святого», в вашем понимании, – «это гордость, самопревозношения человека, ожесточения против истины, правды, совести» (стр. 140).
Таким образом, вы отрицаете необходимость установления для спасения людей таинства Священства и всех остальных таинств Православной Церкви, необходимость создания Господом на земле самой Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, а также отрицаете постановления апостолов, Вселенских и Поместных Соборов.
Такие ваши умозаключения есть прямое следствие неправильного понимания вами первородного греха (стр. 40-49), а, следовательно, догмата искупления и всего учения Православной Церкви.
Предвидя, что многие читатели усмотрят в вашей концепции противоречие Священному Писанию и Преданию Церкви, вы пытаетесь успокоить их словами: «Очень важно понять, что благовестие Христово носит характер воспитательный… Этот характер Откровения распространяется в полной мере на все вероучительные истины» (стр. 115).
Также вы пытаетесь представить и святых отцов будто бы противоречащими друг другу и даже самим себе (стр. 150-155). Вы пишите, что «многие Отцы говорили о вечности мучений грешников» (стр. 152) и невозможности спасения еретиков (стр. 150), но тут же утверждаете, что будто бы «у святых отцов… нет однозначного учения о вечной участи человечества», и якобы «другие святые отцы писали о возможности спасения нехристиан и даже всех людей» (стр. 154). Даже будто бы «некоторые святые говорят одновременно и о полном уничтожении ада, и о вечных муках грешников» (стр. 151-152). Несмотря на прямые слова Спасителя (Мф. 25, 41), вы дерзаете утверждать, что будто бы даже «Господь не открывает людям этой тайны» (стр. 152). Запутав читателя, вы произносите такую безумную фразу: «это (то есть ваше толкование Откровения) не частное мнение одного-двух отцов, но учение столь же православно-церковное, как и учение отцов, утверждающих обратное» (стр. 155).
Себя перед читателем вы выставляете мучеником за истину, борющимся якобы за очищение древнего восточного православного учения, замутненного будто бы католичеством и протестантством, пытаетесь приписать многим святым отцам ваши мысли и восклицаете, что им «повезло», что они не живут «в наше время». «За их убеждение (???) о возможности спасения грешников и нехристиан (в контексте – из ада в будущей жизни – прим. сост.) – из еретиков бы им не выбраться» (стр. 131).
Чтобы плохо знакомый с учением Православной Церкви читатель не усомнился в вашей концепции и чтобы ваших критиков в их глазах выставить посмешищем, вы заблаговременно всех несогласных с вами называете глупыми (стр. 120). Но, понимая, что все-таки найдутся готовые из ревности за истину вступить с вами в полемику, вы предупредительно успокаиваете наивных и доверчивых читателей, заранее клеймя потенциальных противников: «Посмотрите, как гневно осудил Господь многих правовернейших (православнейших), по человеческим меркам, законников, богословов, архиереев, священников… гордившихся своей праведностью, своей православностью» (стр. 133).
И хотя это далеко не все ваши заблуждения, но и перечисленных предостаточно, чтобы убедиться в том, что ваша концепция не имеет ничего общего с Православием.
Да простит меня Бог и благочестивый читатель, что я привел все эти хулы на истину, от которых Святые Отцы на Вселенских Соборах затыкали уши, но был вынужден сделать это, чтобы никто не упрекнул меня в том, что я борюсь с «ветряными мельницами».
Алексей Ильич! Вы абсолютно не знаете ни Ветхого, ни Нового Завета, ни учения Православной Церкви.
Когда Адам и Ева вкусили запретного плода, тогда они, по слову Господа, в тот же день (Быт. 2, 17) умерли душой, а телом стали смертны. «Ибо как смерть тела есть отделение от него души, так смерть души есть отделение от нее Святого Духа» (Прп. Симеон Новый Богослов. Творения, М. 1993 г., т.1. Слово 1, стр. 21-23).
Умерший душой и смертный телом Адам произвел на свет и всех своих потомков «по подобию своему и по образу своему» (Быт. 5, 3): с самого рождения мертвыми душой, которая стала принадлежать к одному разряду с демонами, и смертными телом. «Преступлением одного смерть царствовала посредством одного», «преступлением одного всем человекам осуждение», «грех царствовал к смерти» (Рим. 5, 16-21).
Именно поэтому род человеческий находился и находится под праведным осуждением: «человек, рожденный женой, краток жизнью и исполнен гнева» (Иов. 14, 1), «были и мы по природе чадами гнева, как и прочие» (Евр. 2, 3). «Верующий в Сына имеет жизнь вечную; а не верующий в Сына не имеет жизни, но гнев Божий пребывает на нем» (Ин. 3, 36).
Именно поэтому Иисус Христос говорит о таинстве Крещения: «Истинно, истинно (!!!) говорю…, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия… Истинно, истинно (!!!) говорю…, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» (Ин. 3, 5). Господь повелел апостолам: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам» (Мф. 28, 19-20), «кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16, 15-16).
«Спасение заключается в возвращении общения с Богом. Это общение потерял весь род человеческий грехопадением праотцев. Весь род человеческий – разряд существ погибших. Погибель – удел всех людей, и добродетельных и злодеев. Зачинаемся в беззаконии, родимся во грехе. «Сниду к сыну моему, сетуя, во ад», – говорит св. патриарх Иаков о себе и святом сыне своем Иосифе, целомудренном и прекрасном! Нисходили во ад по окончании земного странствования не только грешники, но и праведники Ветхого Завета. Такова сила добрых дел человеческих. Такова цена добродетелей естества нашего падшего! Чтоб восстановить общение человека с Богом, иначе, для спасения – необходимо было искупление. Искупление рода человеческого было совершено не ангелом, не каким-нибудь еще из высших, но ограниченных и сотворенных существ, – совершено было Самим безпредельным Богом. Казни – жребий рода человеческого, заменены Его казнию; недостаток заслуг человеческих заменен Его безконечным достоинством. Все добрые дела человеческие немощные, нисходившие во ад, заменены одним могущественным добрым делом: верою в Господа нашего Иисуса Христа» (Полное собрание творений Святителя Игнатия Брянчанинова, т. 8, с. 179, Паломникъ, Москва, 2007).
Смерть души и ее вечная погибель, а также тление и медленная смерть тела – это то, что наследовали все потомки Адама и Евы с самого своего рождения. Ставший тленным, Адам как отец всех людей, породил путем тления и потомков своих тленными. Само плотское зачатие (Быт. 3, 24 – 4, 1) и рождение в муках (Быт. 3, 16) есть последствие грехопадения. «Кто родится чистым от нечистого? Ни один» (в славянском тексте: «Кто бо чист будет от скверны? никтоже, аще и един день житие его на земли») (Иов. 14, 4-5), «зло их врожденное» (Прем. 12, 10). Именно поэтому Господь сказал: «Рожденное от плоти есть плоть» (Ин. 3,6). «Плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует нетления» (1Кор. 15, 50). Сами «плотская похоть, зачатие, болезнь чадородия» есть тленность, как учит Вселенский учитель (Святитель Иоанн Златоуст, т.1, с. 307).
Если бы некрещенные младенцы были святыми, они до Рождества Иисуса Христа не сходили бы душами во ад. Избежали общей участи всех ветхозаветных праведников только два человека – пророки Илия и Енох, которые за свою ревность не вкусили смерти и были взяты на небо до времени пришествия антихриста (Откр. 11, 4). Даже святой Иоанн Креститель, выше которого, по свидетельству Самого Господа, не было среди «рожденных женами» (Мф. 11, 11; Лк. 7, 28), сошел душой в преисподнюю, как свидетельствует Церковь в Тропаре святому. Все младенцы ветхозаветных праведников, даже пострадавшие за веру мученики Маккавейские и Вифлеемские младенцы, сходили душами во мрачное подземелье – шеол. Неужели ветхозаветные младенцы в отличие от новозаветных имели личные, совершенные волей, грехи, что сходили душами во ад?
Святитель Димитрий Ростовский учит: «Как Адам и Ева в начале сотворены были не от совокупления и плотской безсловесной похоти, таким же образом и мы все имели рождаться в мир: подобно Адаму все мы вдруг приведены были бы из небытия. Но так как Адам преступил заповедь и самовольно подвергся неразумию и плотским похотям, то и нам суждено по необходимости так происходить и рождаться в мир. Потому жизнь наша наполнена такой скорби и печали, плача и рыдания, и наконец, мы оканчиваем ее горькою смертию. Господь, желая извести честное от недостойнаго, определил прекращать нашу плотскую жизнь смертию, чтобы зло не было вечно и чтобы всех нас, верующих, возвратить к лучшему, первому достоянию и первообразию. Ибо если бы наше бытие было хорошо и совершенно, то Бог не искал бы от нас лучшего, не прекращал бы жизнь нашу смертию» (свт. Димитрий Ростовский, Алфавит духовный, гл. 11, 4).
Святой Игнатий Брянчанинов пишет: «Протестанты (ссылаясь на слова плодитесь и размножайтесь) не заметили, что вслед за ними в Книге Бытия описано девство первых двух человеков, в котором они пребывали до падения, не понимая даже наготы своей, что они поняли эту наготу и ощутили стыд, признак явившегося вожделения, по падении, что настоящие отношения жены к мужу и ее болезни при чадорождении изречены как наказание за преступление Божией заповеди. Православная Церковь признает девство естественным человечеству (Алфавит духовный, кн. 1, гл. 7, 8), признавая собственно естеством человеческим то естество, в котором он был сотворен. Состояние падения, в котором ныне находится все человечество, есть состояние неестественное, нижеестественное, противоестественное. Но так как все человечество объято недугом падения, то это состояние общего недуга можно назвать естественным падшему человечеству.
Так свойства недуга естественны состоянию в недуге: они неестественны состоянию здравия. И новозаветное девство есть дар Божий... Дается дар преподобия (т.е. нравственного состояния, наиболее сходственнного с тем, которое явил Собою Господь наш Иисус Христос) тем, которые желают его всем сердцем и испрашивают у Господа теплейшими молитвами» (Свт. Игнатий Брянчанинов, Изложение учения Православной Церкви о Божией Матери, т. 4, стр. 419-420).
Это не результат влияния западных отцов на русских святых, а древнее учение восточных православных отцов.
Вселенский учитель говорит: «Когда сотворен был весь этот мир и устроено все необходимое для нашего наслаждения и употребления, то Бог создал человека, для которого и сотворил мир. Первозданный жил в раю, а о браке и речи не было. Понадобился ему помощник, – и он явился, и при этом брак еще не представлялся необходимым. Его не было бы и доселе, и люди остались бы без него, живя в раю, как на небе, и наслаждались бы беседою с Богом; плотская похоть, зачатие, болезни чадородия и всякая вообще тленность не имели бы доступа к их душе, но подобно светлому ручью, текущему из чистого источника, люди пребывали бы в том жилище, украшаясь девством» (Св. Иоанн Златоуст, т. 1, стр. 307).
«Помог ли, скажи мне, брак Аврааму в деторождении?... Посему, как тогда в омертвелых телах (Авраама и Сарры) Бог устроил источник и корень столь многих тысяч людей, так и в начале, если бы Адам и Ева, повинуясь заповедям Его, удерживались от наслаждения древом (познания добра и зла), не оказалось бы недостатка в способе, как размножить род человеческий. Ни брак, без соизволения Божия, не может умножить числа существующих людей, ни девство не может повредить размножению их, когда Он желает, чтобы их было много; но Бог соизволил так, как говорит (Писание), из-за нас и вследствии нашего непослушания. Иначе почему брак не явился прежде обольщения? Почему в раю не было соития? Почему прежде проклятия не было болезней чадородия? Потому что тогда это было излишним, а после стало необходимым, по причине нашей немощи… Итак, что допущено по причине твоей немощи, того не предпочитают девству или, лучше сказать, и не равняют с ним» (Там же, т. 1, стр. 308-309).
Святитель Иоанн Златоуст не осуждает брак. Наоборот, свою «Книгу о девстве» он начинает с осуждения тех девственниц, которые гнушаются браком.
Подобным образом учит и святой Иоанн Дамаскин: «Плотские люди хулят девство, и преданные наслаждениям ссылаются, как на свидетельство, на это место: проклят всякий, кто не возставляет семени в Израиле. Мы же говорим, положившись на воплотившегося от Девы Бога – Слова, что девство было насаждено в естество людей свыше и искони (от начала). Ибо человек был сотворен из девственной земли. Ева была создана из одного только Адама. В раю процветало девство. Действительно, божественное Писание говорит, что были наги – и Адам, и Ева, и не стыдились. Когда же они согрешили, то узнали, что были наги, и, устыдившись, сшили себе самим препоясания. И после преступления, когда человек услышал: земля ecи и в землю отойдешь, когда через грех в мир вошла смерть, тогда Адам познал Еву, жену свою, и зачала, и родила. Поэтому, брак был изобретен ради того, чтобы человеческий род не был стерт с лица земли и уничтожен смертью, чтоб через деторождение род людской сохранялся в целости.
Но, быть может, скажут: а что значит изречение – раститеся и множитеся? На это мы скажем, что изречение: раститеся и множитеся не обозначает, непременно, умножение через брачное соединение. Ибо Бог мог умножить род людей и другим способом, если бы они сохранили заповедь до конца неповрежденною. Но Бог, Который, вследствие предвидения Своего, ведает все прежде бытия их и знает, что они имеют оказаться в преступлении и быть осуждены, наперед сотворил мужа и жену и повелел расти и умножаться» (Прп. Иоанн Дамаскин, Точное изложение православной веры, гл. О девстве).
Или, может, в Новом Завете изменился образ рождения младенцев? Может они стали происходить из ребра уцеломудрившихся до высоты первозданного девства православных христиан, как когда-то Ева из ребра Адама?
Только Пресвятая Дева Мария родила «из боку чисту» (Акафист Божией Матери, икос 2) «без истления Бога Слова» (Молитва «Достойно есть») – Иисуса Христа. «Пречистая и Преблагословенная Дева… родила без болезни Господа нашего Иисуса Христа… Так и подобало родить безболезненно Той, Которая зачала без супружеской сладости: не познала, сказала Она, сладости брака была не причастна (Стихира 2-я Благовещения Пресв. Богородицы, на "Господи воззвах"). А поелику Она зачала в чистоте, то и родила Она без болезни, как об этом говорит святой Григорий Нисский: "Дева зачала, Дева носила в утробе, Дева родила, Дева осталась Девою; еще не было на земле чуда, подобного сему" (Слово на Рождество Христово)» (Свт. Димитрий Ростовский, Сказание о Рождестве Христовом, Жития Святых, том. 4, с. 684).
Или, может, новорожденные младенцы, которые по вашим, Алексей Ильич, словам «безгрешны», не могут заболеть? Ведь болезни – это тоже тленность, наследие наше от падшего Адама. А, может, младенцы, как не имеющие еще личных грехов, не могут умереть? Ведь до грехопадения первозданных людей их тела были безсмертны. Мало того, о теле Адама говорится: «Ни огонь его не преодолевал, ни вода не потопляла, ни зверь ему не вредил, ни ядоносное животное не могло оказать над ним своего действия» (прп. Макарий Египетский. Семь слов. Слово 4, гл. 3). От непосредственного общения с Богом оно сияло, подобно телу пророка Моисея по сошествии с горы Синай. Неужели такими рождаются младенцы?
Нам, рожденным тленными, очень трудно понять состояние первозданных Адама и Евы до грехопадения. О их духовной высоте мы можем иметь представление отчасти лишь из Творений тех святых отцов, которые очистили себя тщательным и долговременным покаянием, точным исполнением заповедей Божиих и, в какой-то мере, приблизились к первозданному состоянию.
Очевидно, что и младенцы наследуют от Адама как смерть души, так и тленность – подверженность тела болезням и его медленную смерть. Смерть души, лишающая младенцев возможности наследовать Царствие Небесное, названа первородным грехом. Причем грех этот, как низводящий душу во ад, является грехом смертным, хотя и невольным для младенцев. Очищаются младенцы от этого смертного первородного греха и воскресают душой для жизни вечной в Таинстве Крещения, а взрослые, к тому же, в купели крещения очищаются и от всех личных грехов. Из чад гнева (Еф. 2, 3) такие новокрещенные стают чадами Божиими (Ин. 1, 12). «Тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились» (Ин. 1, 12-13).
Цитируя слова Спасителя: «пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное» (Мф. 19, 14), вы, Алексей Ильич толкуете их по-своему и утверждаете, что, якобы «таковых», то есть некрещеных детей, есть Царствие Небесное. Но толкование блаженного Феофилакта Болгарского, принятое всей Православной Церковью, опровергает ваши еретические кривотолки: «Он не сказал: "этих", но "таковых"» (Толкование на Евангелие от Матфея). «Заметь, не сказал: сих детей "есть Царствие", но "таковых", то есть стяжавших такое же незлобие, какое дети имеют по природе… Итак, кто примет проповедь Божественную как дитя, то есть нисколько не раздумывая и не допуская в себе неверия, тот войдет в Царство Божие и наследует те блага, которые уже приобрел верою» (Толкование на Евангелие от Марка). Как видим, смысл сказанных Спасителем слов не тот, что некрещенные младенцы, без очищения от первородного греха, наследуют Царствие Небесное, а тот, что мы должны подражать в вере и простоте детям.

Учение о первородном грехе, находящееся в тесной связи с догматом об искуплении, не католическое, как вы, Алексей Ильич, утверждаете (стр. 174), а с самых первых времен исповедуемо Православной Церковью и яснейшим образом выражено в Церковной жизни в Крещении младенцев.
Отрицая необходимость Крещения младенцев и утверждая, что «все усопшие младенцы как святые и не согрешившие спасутся» (стр. 175), вы противоречите словам Самого Иисуса Христа (Ин. 3, 3-6) и возрождаете ересь Пелагия, осужденную на Поместном Карфагенском Соборе в 418 г. Эти правила одобрены Шестым и Седьмым Вселенскими Соборами!
У святителя Василия Великого есть Беседа 13-я, в которой он убеждает сограждан как можно раньше принять Таинство Крещения и опровергает ваши, Алексей Ильич, доводы. Вселенский учитель пишет: «Незапечатленное сокровище удобно похищается ворами; непомеченную овцу безопасно можно отманить. Ты юн? Приведи в безопасность свою юность уздою Крещения... Не рассчитывай на одиннадцатый час, как на первый; потому что и начинающему жизнь надобно иметь пред очами кончину. <…> Да и кто тебе твердо назначил предел жизни? Кто определил срок твоей старости? Кто у тебя достоверным поручителем за будущее? Не видишь ли, что смерть похищает и детей, увлекает и приходящих в возраст? Не один срок положен жизни».
Жития святых подтверждают правоту слов святителя. Святой праведный Иоанн Кронштадтский родился слабым, близким к смерти, из-за чего его поспешили окрестить. После Крещения его здоровье пошло на поправку.
Отрицание же возможности Крещения младенцев есть не православное, а протестантское учение, согласно которому следует крестить людей в «сознательном возрасте». Католики, хотя и крестят детей, миропомазывают их и первый раз причащают в семь лет. В Православной же Церкви детей причащают с грудного возраста. А как бы они могли причащаться, если бы не были крещены? Алексий Ильич, «Иисус сказал: пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное» (Мф. 19, 4), а Вы препятствуете младенцам приходить ко Христу и соединяться с Ним в Таинствах Крещения и Причащения.
Человек состоит из духа, души и тела (1Фесс. 5, 23; Евр. 4, 12). Ни тело без души, ни душа без тела не могут быть названы человеком. Как невозможно крестить мертвое тело без души, так невозможно крестить и душу без тела. Поэтому «крещение» души в аду без тела, тем более «огнем», о котором вы учите (стр. 144-145, 151, 155), – это полнейший бред. Или, может, по Вашему учению, для желающих «крещение» будет происходить вместе с телом на Страшном Суде троекратным погружением в огне?
Вышеприведенные цитаты из Священного Писания и святых отцов свидетельствуют, что первородный грех, унаследованный от прародителей, является грехом смертным, делающим человека повинным вечной смерти. Человек очищается от него только в Таинстве Крещения, в исключительных случаях во время гонений может креститься своею собственной кровью, но оба вида Крещения возможны только в земной жизни.
Неверно, Алексей Ильич, также и ваше мнение, что Иисус Христос извел из ада не только ветхозаветных праведников, но и всех грешников и язычников, пожелавших избавиться от вечных мук. В подтверждение своих ложных мыслей вы пытаетесь представить слова апостола Петра (1Петр. 3, 19-20) истолковывая их по-своему.
Но вот как объясняет Церковь приведенные вами ссылки из Соборного послания апостола Петра устами блаженного Феофилакта Болгарского, толкование которого принято всей Православной Церковью и раньше читалось ежедневно на утренней во всех благоустроенных общежительных монастырях: «оторым Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал" (1Петр. 319). Те, которые хорошо провели время своей жизни, и тогда получили спасение через сошествие Господа во ад, как думает божественный Григорий. Он говорит: "Христос, явившись к находящимся во аде, спасает не всех без изъятия, но одних верующих". Ибо от произволения каждого зависело (как требовала разумность) не оставаться безчувственным к богатому дару Творца, но представить самого себя достойным благости Подателя.
"Некогда непокорным ожидавшему их Божию долготерпению, во дни Ноя, во время строения ковчега, в котором немногие, то есть восемь душ, спаслись от воды" (1Петр. 3, 20). …Подобно апостолу Павлу (см.: Рим. 2, 15) он мог бы указать на врожденные нам разумные силы: ибо те, которые созданы способными различать добро и зло, и, несмотря на то, не творили добра, достойны осуждения. Но он не указывает на это. Почему? Потому, что это понятно для ума высшего и рассуждения более любомудрого, чем ум иудеев, привязанный к земле. Апостол подтверждает непокорность из Писания, и не со времен пророков, но почти от самого сотворения мира. Отсюда он представил, что спасение проповедовалось людям от начала, но они по наклонности своей к суете пренебрегали им, и в то время, как людей было безчисленное множество, только восемь душ покорились проповеди и спаслись в устроенном ковчеге» (Апостол с толкованием блаженного Феофилакта, Архиепископа Болгарского. Православное братство «Смоленской иконы Божией Матери». Смоленск, 2006 г., с. 251).
Как видим, Православная Церковь однозначно учит, что из ада Господь извел только души праведников, вступивших еще при жизни с Богом в Ветхий Завет. Первая же заповедь этого Завета четко отделяет служение истинному Богу от служения бесам: «Я Господь, Бог твой…  да не будет у тебя других богов пред лицем Моим» (Исх. 20, 2-3). Из ветхозаветного человечества спаслись только те, кто веровал в грядущего Спасителя, обетованного еще Адаму и Еве при изгнании их из рая (Быт. 3, 15), и следовал путем заповедей Господних.
После Рождества и вольных страданий Иисуса Христа какой еще может оставаться Ветхий Завет человека с Богом? Закон был только «детоводителем ко Христу» (Гал. 3, 24), который готовил человечество ко пришествию в мир Искупителя. Спаситель же пришел «на падение и на восстание многих» (Лк. 2, 34), чтобы разделить человечество (Мф. 10, 34) на вступивших с Богом в Новый Завет и на отвергших этот Завет. «Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы» (Ин. 3, 19).
Родившиеся в нехристианских странах и не познавшие Христа в сей жизни наказаны будут меньше, чем недостойные христиане (Лк. 12, 47-48), но вечных мук избежать не смогут (Ин. 3, 36). «Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много, а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше» (Лк. 12, 47-48).
Святому Макарию Великому было открыто, что те люди, которые не знали при жизни о Иисусе Христе, находятся в верху адского пламени, а те христиане, которые знали Спасителя, но не жили по Его заповедям, находятся в более ужасных местах мучения – на дне ада.
«Однажды авва Макарий, ходя по пустыне, нашел лежавший на земле человеческий череп. Когда авва прикоснулся к нему пальмовой палкой, которая была у него в руке, череп подал голос. Старец сказал ему: «Кто ты?» Череп отвечал: «Я был жрецом идолопоклонников, которые жили в этом месте, а ты – авва Макарий, имеющий в себе Святого Духа. Когда, умилосердясь над теми, которые находятся в вечной муке, ты молишься о них, то они получают некоторое утешение». Старец спросил: «В чем состоит это утешение?» Череп отвечал: «Сколько отстоит небо от земли, на столько огня под ногами нашими и над нашими головами. Мы стоим посреди огня, и никто из нас не поставлен так, чтобы видел лицо ближнего своего. У нас лицо одного обращено к спине другого. Но когда ты помолишься о нас, то каждый несколько видит лицо другого. Вот в чем наша отрада!» Тогда старец, обливаясь слезами, сказал: «Горе тому дню, в который родился человек, если только таково утешение в муке!» К этому старец присовокупил: «Есть ли мука более тяжкая этой?» Череп отвечал: «Ниже нас мука больше». Старец сказал: «Кто в ней?» Череп отвечал: «Нам, не ведавшим Бога, оказывается хоть некоторое милосердие, но те, которые познали Бога и отреклись от Него, и не исполняли волю Его, находятся ниже нас». После этой беседы старец предал череп земле». (Еп. Игнатий. Отечник. с. 311. № 10; Достопамятные сказания. С. 153.)
До крестных страданий Иисуса Христа праведники сходили душами в мрачный шеол, ныне же восходят сразу на Небо, не нуждаясь более в сошествии Христа во ад. А не уверовавшие в Спасителя, как не вступившие с Богом в Новый Завет, сходят душами во ад.
Также и христиане, которые в Таинстве Крещения избавились от невольного первородного смертного греха, а взрослые к тому же и от прочих вольных грехов, если после Крещения впадут в какой-либо смертный грех и не принесут должного покаяния, повинны вечной муке. О смертных грехах апостол Павел пишет: «Или не знаете, что неправедные Царствия Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царствия Божия не наследуют» (1Кор. 6, 9-10).  «Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, (соблазны), ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют» (Гал. 5, 19-21).
Также в полном соответствии со Священным Писанием учит и Святитель Игнатий Брянчанинов: «Смертные грехи для христианина суть следующие: ересь, раскол, богохульство, отступничество, волшебство, отчаяние, самоубийство, любодеяние, прелюбодеяние, противоестественные блудные грехи, кровосмешение, пьянство, святотатство, человекоубийство, гра­беж, воровство и всякая жестокая, безчеловечная обида. Только один из этих грехов – самоубийство – не подле­жит врачеванию покаянием, но каждый из них умерщвляет душу и делает ее неспособною для вечного блаженства, до­коле она не очистит себя удовлетворительным покаянием. Если человек впадет хотя однажды в один из этих грехов, он умирает душою: "иже бо весь закон соблюдет, согрешит же во единем, бысть всем повинен. Рекий бо: не прелюбы сотвориши, рекл есть: и не убиеши. Аще же не прелюбы сотвориши, убиеши же, был ecu преступник закона" (Иак. 2, 10-11)» (Святитель Игнатий Брянчанинов. Собр. Творений., т. 3, Поч. Л., 2005 г., с. 207 ).
«Язычники, магометане и прочие лица, принадлежащие лож­ным религиям, составляют отселе достояние ада и лишены всякой надежды спасения, будучи лишены Христа, единого средства ко спасению» (Там же, с. 207), «ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4, 12).
«Христиане, одни православные христиане, и притом про­ведшие земную жизнь благочестиво или очистившие себя от грехов искренним раскаянием, исповедью пред отцом духов­ным и исправлением себя, наследуют вместе со светлыми Ангелами вечное блаженство. Напротив того, нечестивые, то есть неверующие во Христа, злочестивые, то есть еретики, и те из православных христиан, которые проводили жизнь в грехах или впали в какой-либо смертный грех и не уврачева­ли себя покаянием, наследуют вечное мучение вместе с пад­шими ангелами. Патриархи Восточно-Кафолической Церкви в Послании своем говорят: "Души людей, впавших в смерт­ные грехи и при смерти не отчаявшихся, но еще до разлуче­ния с настоящею жизнью покаявшихся, только не успевших принести никаких плодов покаяния, каковы: молитвы, сле­зы, коленопреклонения при молитвенных бдениях, сокруше­ние сердечное, утешение бедных и выражение делами любви к Богу и ближним, что все Кафолическая Церковь с самого начала признает богоугодным и благопотребным, – души таких людей нисходят во ад и терпят за учиненные ими гре­хи наказания, не лишаясь, впрочем, надежды облегчения от них. Облегчение же получают они по безконечной благости, чрез молитвы священников и благотворения, совершаемые за умерших, а особенно силою Безкровной Жертвы, которую в частности приносит священнослужитель для каждого хри­стианина о его присных, вообще же за всех повседневно при­носит Кафолическая и Апостольская Церковь" (Член 18). Смерть грешников люта (Пс. 33, 22), – говорит Писание» (Святитель Игнатий Брянчанинов. Собр. Твор., т. 3, Поч. Л., 2005 г., с. 91).
Слово Божие учит нас хранить не только тело свое от греха, но и душу от греховных помыслов и чувств, так как православный христианин в Таинствах Крещения и Миропомазания становится храмом Святого Духа и обязан хранить в себе благодать Божию (1Кор. 6,15-19). «Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог» (1Кор. 3, 17). Священное Писание учит: «Не пожелай жены искренняго твоего, не пожелай дому ближняго твоего, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякаго скота его, ни всего, елика суть ближняго твоего» (Исх. 20, 17; Втор. 5, 21). «Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф. 5, 27-28). «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей» (1Ин. 3, 15). За свою гордость и презрение других, вместо сострадательной молитвы о вразумлении их и даровании согрешающим покаяния и прощения грехов, фарисей (Лк. 18, 10-14) "снизшел до ада преисподнейшего", как учит об этом Церковь в 7-й песне канона в неделю фарисея и мытаря. Эти и другие места из Священного Писания свидетельствуют о необходимости хранить душевную чистоту.
 «Лишены надежды спасения и те православные христиане, которые стяжали греховные страсти и посредством их вступили в общение с сатаною, расторгнув общение с Богом. Страсти суть греховные навыки души, обратившиеся от долгого времени и частого упражнения в грехе как бы в природные качества. Таковы: чревообъядение, пьянство, сладострастие, рассеянная жизнь, сопряженная с забвением Бога, памятозлобие, жестокость, сребролюбие, скупость, уныние, леность, лицемерие, лживость, воровство, тщеславие, гордость и тому подобное. Каждая из этих страстей, обратившись в характер человека и как бы в правило его жизни, соделывает его неспособным к духовному наслаждению на земле и на небе, хотя бы человек и не впадал в смертный грех...
Страсть требует тщательного врачевания покаянием и благовременного искоренения противоположною ей добродетелью. Страсть не всегда выражается делом; она может тайно жить в сердце человека, обладая его чувствованиями и помышлениями. Страсть познается из того, когда человек не престает воображать грех и услаждаться мечтанием его, когда плененный им, он уже не в силах противиться увлекающей силе греховных помышлений и картин, которые своею непотребною сладостью поглощают всю его мудрость и крепость. Страстный не престает совершать грех в мечтании и сердечном чувстве, чрез что поддерживает свое общение с темными духами и свою подчиненность им, а потому и свою вечную погибель...
"Лукавые мысли ваши! Вы приносите им всесожжения, как идолам! Вы признали как бы богами вашими лютые помышления, и приносите им жертву честнейшее из жертв: свободу вашу, которую подобало вам посвятить Мне вашим благоделанием и чистою совестью" (Исаак Сирский. Слово 53)» (Святитель Игнатий Брянчанинов. Собр. Твор., т. 3, Поч. Л., 2005 г., с. 209).
И все святые отцы единодушно говорят о том же. Советую вам, Алексей Ильич, перечитать «Добротолюбие». Приведу для краткости только преподобного Ефрема Сирина: «Иное дело приражение, иное – сдружение, иное – страсть, иное – борьба, иное – пленение, иное – соизволение, приближающее к делу и уподобляющееся ему, иное – самодеятельность – самое действие по соизволению страстного помысла. Приражение есть простое напоминание, делаемое врагом, например: сделай то и то, как враг сказал Христу Богу нашему: "Скажи, да камни сии станут хлебами" (Мф. 4, 3). И это… не в нашей воле. Сдружение есть принятие помысла, занятие им и с удовольствием соединенное собеседование с ним, происходящее по нашему произво­лению. Страсть же есть вследствие сдружения образовавшийся навык к помыслу, внушаемому врагом, и как бы постоянное о нем помышление и мечтание. Пленение – невольное увлечение сердца, преобладаемого долговре­мен­ною привычкою» (Преподобный Ефрем Сирин. Добротолюбие. т. 2, гл. 27.  О добродетелях и страстях (т. 3, стр. 519-634)).
«Должно хранить душу и всячески ее блюсти, – говорит святой Макарий, – чтоб она не приобщалась скверным и злым помыслам. Как тело, совокупляясь с другим телом, заражается нечистотою, так и душа растлевается, сочетаваясь с скверными и злыми помыслами и согласуясь заодно с ними. Это надо разуметь не об одном или двух родах помыслов, приводящих ко греху, но о всех вообще злых помыслах, как то: о помыслах неверия, лести, тщеславия, гнева, зависти и рвения. В отвержении всех этих помыслов и заключается очищение себя от всякия скверны плоти и духа (2Кор. 7, 1). Знай, что и в тайне души содевается действием непотребных помыслов растление и блужение, по слову великого Апостола: аще кто храм Божий растлит, растлит того Бог (1Кор. 3, 17). Под именем храма Божия разумей это видимое наше тело. Так и тот, кто растлит душу и ум, соединяясь и совокупляясь со злобою, повинен казни. Как должно хранить тело от видимого греха, так должно хранить и душу, эту невесту Христову, от непотребных помыслов. Обручих вы, говорит Апостол, единому Мужу невесту представити Христу (2Кор. 11, 2). И другое Писание говорит: всяцем хранением блюди твое сердце: от сих бо исходища живота (Притч. 4, 23). И опять: научись из Божественного Писания, что строптивая помышления отлучают от Бога (Прем. 1, 2)» (Святитель Игнатий Брянчанинов. Собр. Твор., т  3, Поч. Л., 2005 г., с. 216-218).  
Преподобный Нил Сорский так рассуждает о страсти: «Страсть подлежит или соразмерному покаянию или будущей муке. Должно раскаяваться в страсти и молиться о избавлении от нее: она подлежит будущей муке за нераскаяние в ней, а не за производимую ею внутреннюю борьбу. Если б вечною мукою каралась самая борьба, то без совершенного безстрастия не было бы отпущения грехов, которое, однако ж, получено многими, как говорит святой Петр Дамаскин. Боримый какою бы то ни было страстью должен тщательно противиться ей, сказали Отцы» (Преподобный Нил Сорский. Слово 1).
 «Бежим, бежим убийцы нашего – греха! Бежим греха не только смертного, но и простительного, чтоб он не обратился от небрежения нашего в страсть, низводящую в ад наравне с смертным грехом. Есть грехи простительные. Так, если случится кому увлечься чревообъядением, блудным воззрением и помышлением, произнести гнилое слово, солгать, украсть что-либо маловажное, потщеславиться, погордиться, прогневаться, на короткое время огорчиться или воспамятозлобствовать на ближнего, во всех таких увлечениях, по немощи человеческой, когда за ними следует сознание и раскаяние, мы удобно получаем прощение от милосердого Бога. Простительный грех не разлучает христианина с Божественною благодатью и не умерщвляет души его, как делает то смертный грех; но и простительные грехи пагубны, когда не раскаиваемся в них, а только умножаем бремя их. По сравнению, сделанному святыми Отцами, одинаково может потопить человека и навязанный на шею тяжелый камень, и навязанный мешок с песком: так одинаково влекут в адскую пропасть и смертный грех, и накопленное множество малых, простительных грехов. Что, например, сделал особенно худого евангельский богач, предававшийся ежедневно увеселениям, имея на то собственные средства? Причиною его погибели выставлена в Евангелии единственно его рассеянная жизнь, приведшая к совершенному забвению о вечной будущности и о добродетели. Рассеянность сделалась его страстью; вне ее он не понимал жизни.
Беда получить сердечную язву – страсть! Эту язву наносит иногда самое ничтожное обстоятельство: один неосторожный, по-видимому, невинный взгляд, одно необдуманное слово, одно легкомысленное прикосновение могут заразить неисцельно. В какой тяжкий грех мог впасть … затворник, особенно уважаемый гражданами, никуда не выходивший из келлии, не соблазнивший никого, напротив, служивший назиданием для многих и погибший за свое невидимое мысленное общение с сатаною, по причине которого он не упокоил в себе Святого Духа ни единого часа?» (Святитель Игнатий Брянчанинов. Собр. Твор., т. 3, Поч. Л., 2005 г., с. 213-215)
Как видим, не только дела, но и медление в греховных помыслах и увлечение ими уже нуждаются в исповеди. «Помыслы исповедовать надобно те, в которых воля наша участвует и соизволяет на них, укосневая, и делается мысленною преступницею пред Богом, но те помыслы, которые только приражаются, а мы с ними не согласу­емся, не соизволяем на них и отвергаем, не нужно исповедовать», – учит старец Макарий Оптинский.
«Земная жизнь есть не собственно жизнь, но непрестанная борьба между жизнью и смертью: попеременно мы уклоняемся то к той, то к другой, колеблемся между ими, оспариваемся ими» (Святитель Игнатий Брянчанинов. Собр. Твор., т. 3, Поч. Л., 2005 г., с. 217).
«Тогда только осеняет человека надежда спасения, когда он увидит себя в невидимой брани постоянным победителем. Эту мысль выразил святой пророк Давид, когда молитвенно сказал Богу: "в сем познах, яко восхотел мя ecи, яко не возрадуется враг мой о мне" (Пс. 40, 12). Он молился о получении этого блаженного состояния, когда говорил: "от тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади раба Твоего. Аще не обладают мною, тогда непорочен буду, и очищуся от греха велика" (Пс. 18, 13-14). "Воздаждъ ми радость спасения Твоего, и Духом владычним утверди мя" (Пс. 50, 14).  Очевидно, что грехом тайным и вместе грехом великим пророк назвал страсть. Он назвал ее грехом чуждым, потому что она составляется из принятых и усвоенных душою бесовских помыслов, чуждых душе, от которых она томится и болезнует, как от состояния противоестественного. Непорочность, достойная рая, является по истреблении из сердца страстей. Единый Святой Дух может вполне очистить человека от страстей и возвратить ему власть над самим собою, похищенную диаволом. В состоянии безстрастия человек достигает чистой любви, и мысль его начинает постоянно пребывать при Боге и в Боге. Душа, ощутив осенение Духа, увидев себя победительницею греховных помыслов и мечтаний, начинает ощущать неизъяснимую радость спасения. Эта радость не имеет никакого сходства с обыкновенною человеческою радостью, которая рождается единственно от тщеславия, составляется самодовольством, когда человек льстит сам себе или когда льстят ему другие, или же когда льстит ему земное преуспеяние. Духовная радость, извещающая спасение, полна смиренномудрия, полна благодарения Богу, сопутствуется обильными и постоянными слезами, непрестанными молитвами, не насыщается осуждением и уничижением себя, изливается в исповедании Богу, в славословии Бога, ознаменовывается умерщвлением к миру. Она – предощущение вечной жизни! Она – живое познание Бога» (Святитель Игнатий Брянчанинов. Собр. Твор., т. 3, Поч. Л., 2005 г., с. 209-213).
«Как душевной смерти, то есть преступлению и греху, в свое время последовала телесная смерть – соединение тела с землею и обращение его в прах, а за телесною смертью последовало помещение отверженной души во ад, так и за воскресением души, состоящем в возвращении души к Богу, посредством послушания Божественным заповедям, в свое время должно совершиться воскресение тела соединением его с душою, а за этим воскресением должно последовать нетление и во веки пребывание с Богом достойных этого пребывания, соделавшихся из плотских духовными, способных, подобно Ангелам Божиим, жительствовать на небе. И мы будем восхищены в сретение Господне на воздусе, и тако всегда с Господем будем (1Фес. 4, 17).
Сын Божий, соделавшись человеком, умер плотью: душа Его разлучилась с телом, но не разлучилась с Божеством; потом Он, воскресив тело Свое, вознес его на Небо во славе. Так бывает и с жившими здесь по Богу. Разлучаясь с телом, они не разлучаются с Богом; по воскресении же и телом вознесутся к Богу, входя с неизглаголанною радостью туда, куда предтечею нашим взошел Иисус, для наслаждения с Ним Его славою, которая тогда явится. Они соделаются общниками не одного воскресения Господня, но и вознесения Его, и всякой Боговидной жизни. Не удостоятся этого жившие здесь по плоти и не вступившие ни в какое общение с Богом в час исхода своего. Хотя и все воскреснут, но каждый, говорит Писание, в своем чину. Умертвивший здесь духом деяния плотские будет там жить Божественною и истинно присносущною жизнью со Христом; а умертвивший здесь дух похотями и страстями – увы! будет осужден с содетелем и виновником злобы и предан нестерпимой и непрестанной муке – смерти второй и безконечной.
Где прияла начало истинная смерть – причина и содетель временной и вечной смерти для души и тела? Не в месте ли жизни? По этой причине – увы! – человек немедленно был осужден и изгнан из рая Божия как стяжавший жизнь, сопряженную смерти, неприличную для Божественного рая. Так и, наоборот, истинная жизнь, причина безсмертной истинной жизни для души и тела, должна иметь свое начало здесь, в месте смерти. Не старающийся здесь стяжать в душе этой жизни, да не обольщает себя тщетною надеждою, что получит ее там, да не уповает там на человеколюбие Божие. Там – время воздаяния и отмщения, а не милосердия и человеколюбия, время откровения ярости, гнева и правосудия Божия, время показания крепкой и высокой руки, движимой для мучения непокорных. Горе впадшему в руце Бога живаго! (Евр. 10, 31). Горе узнающему там ярость Господню, не наученному здесь страхом Божиим познанию державы гнева Его, не предобручившему делами человеколюбия Его, на что дано настоящее время. Даруя место покаянию, Бог попустил нам земную жизнь» (Свт. Григорий Палама. Трактат к инокине Ксении. Цит. по Свт. Игнатий (Брянчанинов), Слово о смерти, М., 1993, с. 121-122).
«Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную» (Гал. 6, 7). Так что, Алексей Ильич, не обманывайтесь и не обманывайте людей.
«Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои?» (1Кор. 6, 19) «Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание. На таковых нет закона. Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями. Если мы живем духом, то по духу и поступать должны (Гал. 5, 22-25).
Цель христианской жизни – в стяжании благодати Святаго Духа. Преп. Серафим Саровский в беседе с Мотовиловым учил, что юродивые девы, пред которыми Небесный Жених Иисус Христос затворил двери брачного чертога – Царства Небесного, не стяжали благодати Божией, хотя по телу и остались девами. Как же могут стать храмами Духа Святого, Духа Истины и спастись нераскаянные грешники, или еретики, усвоившие ложь, или люди, принадлежащие другим религиям и не верующие в Пресвятую Троицу?
«И не войдет в него (Царство Небесное) ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи, а только те, которые написаны у Агнца в книге жизни» (Откр. 21, 27).
Как видим, святые отцы пишут ясно и недвусмысленно, в полном соответствии со Священным Писанием и в единодушном согласии между собою, что только очистившиеся в Таинствах Святой Православной Церкви, в этой жизни воскресшие душой и соединившиеся духом с Господом Иисусом Христом могут иметь надежду на жизнь вечную.
Под спасением человека Церковь Христова всегда понимала и понимает обожение человека, и оно совершается Христом в человеке при направлении личного произволения человека к совершению воли Божией. В восхождении к обожению человеку помогает Господь Своей всесильной благодатью, Таинствами.
 О Таинстве Святой Евхаристии Господь засвидетельствовал: «Истинно, истинно (!!!) говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин. 6, 53). В Теле и Крови Господних Иисус Христос неслитно и нераздельно пребывает и Божеством Своим, и человеческой природой под видом хлеба и вина. «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем. Как послал Меня живый Отец, и Я живу Отцем, так и ядущий Меня жить будет Мною» (Ин. 6, 54-57). «Соединяющийся с Господом есть один дух с Господом» (1Кор. 6, 17). Конечно же, причащаться Тела и Крови Господних можно только в земной жизни, находясь в теле.
В будущей жизни человек уже не может покаяться и делать выбор, его ожидает только воздаяние. Это ясно изобразил Иисус Христос в притче о богаче и Лазаре (Лк. 16, 19-31). Покаяние богача бесполезно, он не только не может попасть на лоно Авраама, но даже испросить каплю воды. «Между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят» (Лк. 16, 26), – говорит ему праведный Авраам. Апостол Павел также свидетельствует, что «человекам положено однажды умереть, а потом суд» (Евр. 9, 27).
Слово Божие неоднократно предупреждает, что грешники пойдут в «муку вечную» (Мф. 25, 46), «где червь их не умирает и огнь их не угасает» (Мк. 9, 44, 46, 48), и «дым мучения их будет восходить во веки веков» (Откр. 14, 11).
Церковная история доносит до нас исключительные примеры, когда Господь являл Свою великую милость и воскрешал некоторых нераскаянных грешников на определенное время, чтобы они исповедали свой сокрытый грех и принесли покаяние. Этим и Господь, и сами воскресшие свидетельствовали, что покаяние возможно только в этой жизни.
На загробную участь почившего православного христианина могут влиять только молитвы Церкви и его близких, а также дела милосердия, творимые в память его души.
В полном согласии со Словом Божиим говорят и святые отцы. Укажем на учение преп. Иоанна Лествичника, истинность которого засвидетельствовала Православная Церковь, установив для назидания всем христианам празднование его памяти в четвертую неделю Великого поста.
«Кто пребывает во всегдашнем плаче по Богу, тот не перестает ежедневно (духовно) праздновать; а кто всегда празднует телесно, того ожидает вечный плач» (Преподобного отца нашего Иоанна, игумена Синайской горы, Лествица, слово 7, 37; также см. слово 2, 1; 2, 10; 3, 12; 7, 21).
«Все, а в особенности падшие, должны беречься, чтобы не допустить в сердце свое недуг безбожного Оригена; ибо скверное его учение, внушая о Божием человеколюбии, весьма приятно людям сластолюбивым» (Там же, слово 5, 41).
О том, что у Пресвятого Бога любовь сочетается с правосудием, святитель Иоанн Златоуст пишет: «Но скажешь, так поступают люди, а Бог человеколюбив? Во-первых, и люди так поступают (т.е. наказывают) не по жестокости, а по человеколюбию; и Бог так наказывает потому, что Он человеколюбив; по величию милости Его велико и наказание Его. Следовательно, когда ты говоришь, что Бог человеколюбив, то тем более доказываешь справедливость наказания, если мы грешим против такого Существа. Посему и Павел говорит: страшно есть еже впасти в руце Бога Живаго (Евр. 10, 31)» (Свт. Иоанн Златоуст. Собрание поучений. CTCЛ. 1995, кн. 2, с. 522) .
Прп. Иоанн Дамаскин учит: «Под гневом и яростью необходимо понимать Его ненависть и отвращение ко злу» (Прп. Иоанн Дамаскин. Творения. СПб. 1913, т. 1, Точное изложение Православной веры, кн. 1, гл 11, с. 178). «Как благой, Он создал нас не затем, чтобы наказывать, а чтобы мы были причастниками Его благости: но как правосудный, Он хочет, чтобы грешники были наказаны»  (Там же, с. 236).
Ссылаясь якобы на Слово святителя Иоанна Златоуста на Пасху, вы, Алексей Ильич, утверждаете, что Вселенский учитель отрицал вечность мучений, и приводит цитату: «Смерть! где твое жало?! Ад! где твоя победа?! Христос сошел в ад и ни единого во аде не осталось». Однако при сравнении этого отрывка с подлинным текстом Златоуста мы  убеждаемся в вашей недобросовестности! Ибо святитель Иоанн говорит: «Смерть! где твое жало?! Ад! где твоя победа?! Воскрес Христос, и никто не мертв во гробе! Ибо Христос, восстав из гроба, – первенец из умерших». Разве мы не знаем, что все воскреснут?! Но только одни воскреснут для вечного блаженства, а другие – для вечной муки. Эта цитата – преднамеренное искажение вами слов святого Иоанна Златоуста и приписывание святителю своей ереси.
Златоуст не только не учил о конечности адских мук, но прямо обличает эту ересь: «Некоторые говорят, что геенны не будет, потому что Бог человеколюбив. Но разве напрасно Господь сказал, что Он грешников пошлет "в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его" (Мф. 25, 41)? Нет, говорят, но только для угрозы, чтобы мы вразумились. <…> О великое коварство диавола, о безчеловечное такое человеколюбие! Ибо ему принадлежит эта мысль, обещающая безполезную милость и делающая людей безпечными. <…> Из Писаний, что бы мы ни говорили, противники скажут, что это написано для угрозы. Но если они могут так говорить о будущем, хотя и весьма нечестиво, то о настоящем и уже исполнившемся – не могут. <…> Если кто не верит геенне, то пусть вспомнит о Содоме, пусть подумает о Гоморре, о наказании, которое уже исполнилось и остается доныне. <…> У них было одно преступление, тяжелое и заслуживающее проклятия, но только одно: они предавались неистовой страсти и за это сожжены огненным дождем. А теперь совершаются безчисленные подобные и тягчайшие преступления, но такого сожжения не бывает. Почему? Потому что приготовлен другой огонь, никогда не угасаемый» (Беседа о совершенной любви, и о воздаянии по достоинству дел, и о сокрушении; свт. Иоанна Златоуста).
Святитель Иоанн в беседе «Мучения в геенне безконечны» отмечает: «Не говори мне: где же справедливость, если мучение не будет иметь конца? Когда Бог делает что-либо, повинуйся Его определениям и не подчиняй их умствованиям человеческим. Притом, разве это несправедливо, если человек, получивший сначала тысячи благ, а потом сделавший достойное наказания, не умудрившийся ни от угроз, ни от благодеяний, подвергается наказанию? Если ты требуешь справедливости, то по закону правды нам следовало еще в начале тотчас же погибнуть; но Бог и тогда действовал не по одному закону правды, но вместе и действием Его человеколюбия было то, чему мы подверглись» (Свт. Иоанн Златоуст. Собрание поучений. CTCЛ. 1995, кн. 2, с. 520-521).
Итак, Господь одновременно правосуден и человеколюбив, но суд предваряется человеколюбием. Свт. Иоанн, обличая всякие мнения о временности мучений в огне геенны, приводит ряд свидетельств Священного Писания, в которых Господь утверждает совершенно обратное: «Всеми людьми исследуется вопрос: будет ли иметь конец огнь гееннский? Христос открыл нам, что этот огонь не имеет конца: огнь их не угасает, и червь не умирает (Мк. 9, 45)» (Там же, с. 520)?
«Итак, Христос открыл, что геенский огонь не имеет конца; и Павел утверждает, что мучение будет нескончаемое, когда говорит, что «грешники муку примут, погибель вечную» (2Сол. 1, 9)» (Там же, с. 520).
«Вечные муки, ожидающие грешников во аде, так ужасны, что человек, живущий на земле, не может получить о них ясного понятия без особенного Откровения Божия. Все наши лютые болезни и злоключения, все страшнейшие земные страдания и скорби ничтожны в сравнении с адскими муками» (Святитель Игнатий Брянчанинов. Собр. Твор., т. 3, Поч. Л., 2005 г., с. 154 ).
Что общего имеет ваше, Алексей Ильич, обманывающее плотоугодников, лжеучение о возможности покаянии грешников в аду с богодухновенными (2Тим. 3, 16) словами Священного Писания и творениями святых отцов? Ваш вывод о роли геены не только повторяет, но еще дальше отстоит от христианства, чем еретическое учение латинян о чистилищном огне. Ведь даже латиняне признают очищение от грехов в чистилищном огне только верующих во Христа католиков, а вы – всех людей, в том числе и язычников, и безбожников.
Осознавая шаткость своих умозаключений, противоречащих прямым словам Спасителя, и слабость своих доводов, вы, Алексий Ильич, пускаетесь в мудрования о самом понятии вечности и пытаетесь придать ему ложный смысл. Вы утверждаете, что «мы не понимаем вечности», что будто бы в «богословско-умозрительном плане этот вопрос не имеет однозначного решения», что «вечность… имеет смысл ограниченный», «именно такое понятие вечности всегда преобладало в иудейском сознании, и в этом смысле оно употребляется в Благовестии Нового Завета» (с. 118).
Понятие о бесконечности известно уже школьникам средних классов из курса математики. Бесконечность может иметь начало, но не имеет предела. В математике есть понятие плюс и минус бесконечности. В христианстве за начало отсчета можно взять первый день творения. Ангелы и души людей с момента создания или рождения безсмертны не по естеству, а по Божией благодати, то есть будут существовать бесконечно долго. Вечен един Бог, не имеющий начала во времени и существовавший безконечно долго и до создания мира. Если быть математически точным, то вечность включает в себя плюс и минус безконечность. Муки, хотя и имеют начало, называются вечными потому, что будут продолжаться во веки веков (Откр. 14, 11), то есть безконечно долго.
Святитель Игнатий Брянчанинов пишет: «Мудрец греческий Платон воспрещал упражнение в философии без предварительного изучения математики. Верный взгляд на дело! Без предварительного изучения математики с зиждущимися на ней другими науками и без деятельных и благодатных познаний в христианстве невозможно в наше время изложение правильной философской системы. Многие, признающие себя сведущими в философии, но не знакомые с математикою и естественными науками, встречая в сочинениях материалистов произвольные мечты и гипотезы, никак не могут отличить их от знаний, составляющих собственность науки, никак не могут дать удовлетворительного отзыва и опровержения на самый нелепый бред какого-либо мечтателя, очень часто сами увлекаются этим бредом в заблуждение, признав его доказанною истиною» (Святитель Игнатий Брянчанинов. Собр. Твор., т. 3, Поч. Л., 2005 г., с. 158). Наверное, Алексей Ильич, вы с математикой не дружили в школе, или основательно ее забыли.
Алексей Ильич! Ваше недоумения по поводу малого числа спасающихся (с. 132) противоречат словам воплощенной Истины: «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Мф. 7, 13-14). «Ибо много званых, а мало избранных» (Мф. 22, 14; Лк. 14, 24). «Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут» (Мф. 24, 35). О том же говорит и апостол: «И если праведник едва спасается, то нечестивый и грешный где явится?» (1Пет. 4, 18).
О поминовении неправославных не будем приводить всех святых отцов, согласных между собою, скажем кратко словами преп. Амвросия Оптинского: «Во все времена при служении в православной Церкви всегда поминались об упокоении души усопших только православных христиан; потому в постановлениях церковных и не пишется о непоминовении иноверцев, ибо нигде их не поминали....
...Заповедь Самого Господа в Евангелии: "Аще же Церковь преслушает, буди тебе яко язычник и мытарь" (Мф. 18, 17). Этими словами с тем вместе определяется ясно забота и попечение православных в отношении иноверцев, кто бы они ни были.
Но по закону любви Церковь наша молится о соединении церквей, т. е. об обращении иноверных еще при их жизни с той мыслью, чтобы Господь, имиже весть судьбами, обратил их к свету истины и привел на путь спасения. Если обратятся, то добро и благо; когда же при жизни своей не обратятся по недоведомым нам судьбам Божиим, то по смерти Церковь уже не может их поминать, так как они не имели общения с ней при своей жизни.
Достойно замечания, что когда кого-либо из православной царской фамилии выдают в замужество за иноверца, то супруг этот только при жизни его поминается на ектениях, и притом безымянно; по смерти же не поминается. А для царских родственников могла бы Церковь сделать снисхождение, если бы это возможно было» (Собрание писем блаженныя памяти оптинского старца иеросхимонаха Амвросия к мирским особам. М., 1906.).
О самоубийцах запрещает молиться 14 правило св. Тимофея Александрийского. 6 правило Лаодикийского Собора запрещает еретикам, коснеющим в ереси, даже входить в дом Божий.
Ектения о «властех и воинствах», которая была после революции под давлением безбожных властей изменена из  прошения о Помазаннике Божием – православном царе и которую вы, Алексей Ильич, приводите в качестве аргумента возможности молиться за иноверцев (стр. 196), сегодня не может быть никак оправдана. В Почаевской Лавре молятся о «боголюбивых властех и христолюбивом воинстве».
Алексей Ильич! Отрицая необходимость Крещения младенцев и вечность мучения для всех нераскаянных грешников, еретиков и даже нехристиан и придавая известным словам Самого Спасителя (Ин. 3, 3-6; Мф. 25, 46; Мк. 9, 44-48; Откр. 14, 11) только «воспитательный» характер (стр. 115) и тем самым отрицая истинность Божественного Откровения, вы представляете, вопреки Священному Писанию (Ин. 7, 16-17; Ин. 8, 45-47; Ин. 12, 48-50; Ин. 14, 10, 16, 26; Ин. 16, 13; Ин. 17, 17), Бога обманщиком. Это хулы на Святого Духа, которые, если не отречетесь от своих заблуждения, не простятся вам.
 «Господь Бог есть истина» (Иер. 10, 10).
«Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего» (Ин. 18, 37), – засвидетельствовал о Себе Иисус Христос, «Свидетель верный и истинный» (Откр. 3, 14).
«Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14, 6).
«Слова, которые говорю Я вам, говорю не от Себя; Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела» (Ин. 14, 10).  «Слово Твое есть истина» (Ин. 17, 17).
  «Когда же приидет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину: ибо не от Себя говорить будет, но будет говорить, что услышит, и будущее возвестит вам» (Ин. 16, 13).
К вам, Алексей Ильич, можно отнести слова Спасителя: «А как Я истину говорю, то не верите Мне. Кто из вас обличит Меня в неправде? Если же Я говорю истину, почему вы не верите Мне? Кто от Бога, тот слушает слова Божии. Вы потому не слушаете, что вы не от Бога» (Ин.8, 45-47).
Когда-то диавол, войдя в змея, уже научал людей не верить словам Божиим (Быт. 3, 1-7). Но, вместо обещанного блаженства и «будете как боги», люди лишились достоинства общаться с Творцом и Ангелами, вступили в общение с демонами и стали их пленниками, мертвыми душой и смертными телом, а после телесной смерти нисходили душами во ад.
Сегодня «человекоубийца от начала», «лжец и отец лжи» (Ин. 8, 44-45) диавол нашел себе уста, через которые может более успешно губить людей, чем через змиевы — это уста «профессора богословия» и преподавателя Московской духовной семинарии и академии, готовящей будущих пастырей и архипастырей Православной Церкви.
Ваша деятельность, Алексей Ильич, – это подрыв здания Церкви изнутри.
«Мое учение – не Мое, но Пославшего Меня, – засвидетельствовал Иисус Христос. – Кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю. Говорящий сам от себя ищет славы себе; а Кто ищет славы Пославшему Его, Тот истинен, и нет неправды в Нем» (Ин. 7, 16-18).
«Отвергающий Меня и не принимающий слов Моих, имеет судью себе: слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день. Ибо Я говорил не от Себя; но пославший Меня Отец, Он дал Мне заповедь, что сказать и что говорить. И Я знаю, что заповедь Его есть жизнь вечная. Итак, что Я говорю, говорю, как сказал Мне Отец» (Ин. 12, 48-50).
«Всякая ложь не от истины» (1Ин. 2, 21).
Нам строго заповедано апостолами не только вас, Алексей Ильич, не слушать, но даже апостолов и ангелов, если бы они стали проповедовать учение, противоречащее Священному Писанию. «Есть люди, смущающие вас и желающие превратить благовествование Христово. Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема. Как прежде мы сказали, [так] и теперь еще говорю: кто благовествует вам не то, что вы приняли, да будет анафема» (Гал. 1, 6-9). Этой анафеме подлежите вы, Алексей Ильич, и все, кто примет ваше лжеучение.
Цитируемые слова апостола Павла прямо и недвусмысленно указывают на то, что Православная Церковь может учить только в согласии со словом Божиим. Иисус Христос посылал апостолов проповедовать не иное учение, а то, что Он Сам благовествовал (Мф. 28, 19-20). Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь может учить только согласно Духу Святому («Изволися бо Святому Духу и нам» (Деян. 15, 28)), Который глаголал через пророков и апостолов. У Духа Святого не может быть двух мыслей и двух воль по одному вопросу.
 «Неприкосновенность и неизменяемость христианских догматов основывается на том, что все они открыты Самим Богом и преподаются нам Церковью, учительницею богоучрежденною и непогрешимою» (митр. Московский Макарий (Булгаков) «Православное догматическое Богословие, С-Пб. 1883 г., т. 1, стр. 13).
Поэтому и у святых отцов истинно только то, что согласно со Священным Писанием. Церковь не приняла приписываемое некоторыми святому Григорию Нисскому ошибочное мнение о конечности мучений грешников. Геннадий, патриарх Константинопольский (VIII век), признавая все творения святого Григория  Нисского совершенно чистыми от заблуждений Оригена, твердо доказал, что ложное учение о конце будущих мучений в душеполезные его книги внесено еретиками. (См. Фот. Библиот. Изд. 1653 г., с. 903. Цит. по Преп. Варсонофий и Иоанн. Руководство к духовной жизни. Изд. Сретенского м-ря, М., 2002 г., с. 387).
Подобным образом и попытки сослаться на святого Исаака Сирина (Преподобный Исаак Сирин. О Божественных тайнах и о духовной жизни. Новооткрытые тексты. М., 1998) не имеют под собой никаких оснований. Единственная рукопись второго тома, без должного исследования и с поспешностью изданная игуменом (ныне митрополитом) Иларионом Алфеевым и приписываемая творениям преп. Исаака Сирина, на поверку оказалась подложной. Наличие не только интерполяций, но и включений в эту рукопись произведений, не принадлежащих преподобному, очевидны любому, знакомому с подлинными творениями святого.
Автор приписываемой Исааку Сирину рукописи в подтверждение своего лжеучения о помиловании всех ссылается на «великого столпа Церкви», «блаженного толкователя», авторитетного будто бы, с точки зрения переводчика, для восточно-сирийской традиции писателя – «яснозвучного» Феодора, епископа Мопсуэстского (с. 201). Святыми же отцами Федор Мопсуетский был назван на V Вселенском Соборе отцом несторианской ереси и предан анафеме.
Отношение Святой Православной Церкви к ереси Оригена вполне однозначно: он и его учение были осуждены святыми отцами на Пятом и Шестом Вселенских Соборах. Пятый Собор предал анафеме, а Шестой поместил решения Пятого Собора в своих правилах. В книге же, наоборот, осудивших лжеучение  Федора Мопсуэтского, лже-Исаак объявляет "отлученными" от церкви (с. 201–202), то есть "анафематствует" Отцов V Вселенского Собора, а с ними и всех православных.
Автор подобных, доходящих до нелепости, высказываний, противоречащих учению святых отцов Вселенской Православной Церкви, никак не может быть отцом Церкви преподобным Исааком Сириным. Подлинный святой Исаак пишет совершенно противоположное: «Избежать геенны и значит это самое – войти в Царство; равно как лишиться Царства – значит войти в геенну. Писание не указало нам трех стран, но что говорит? Егда приидет Сын Человеческий во славе Своей... и поставит овцы одесную Себе, а козлища ошуюю (Мф. 25, 31–33). Не три наименовал сонма, но два – один одесную, другой ошуюю. И разделил пределы различных обителей их, сказав: и идут сии, т. е. грешники, в муку вечную, праведницы же в животе вечном (Мф. 25, 46) просветятся яко солнце (Мф. 13, 43)» (Аввы Исаака Сириянина слова подвижнические. М., 1993, с. 311–312; репринт с изд. 1911).
Слова о конечности вечных мук содержатся в так называемом втором томе творений, приписываемом преподобному Исааку, переведенном другим современным защитником ереси Оригена митрополитом Иларионом (Алфеевым) с английского подстрочного перевода этой книги неизвестного сирийского еретика, подписавшего ее именем преподобного Исаака. А с древнесирийского языка эту книгу перевел католик Себастьян Брок.
До глубины души возмущает недобросовестность церковных модернистов в отношении святоотеческого наследия: выдергивание цитат и фраз из контекста и вольное их трактование, буквальное встраивание их в свои лжемудрствования, а порой, в лихорадочном поиске отсутствующих ссылок, поспешное издание более чем сомнительных рукописей или, возможно, даже сознательная фальсификация святоотеческих творений.
Не исключено, что скоро могут быть обнаружены "новооткрытые" писания якобы и других авторитетных отцов Церкви, где будут выражаться иные мнения, чем те, которые всегда содержала Православная Церковь. Путем фальсификации святоотеческих писаний и церковного Предания шла в свое время католическая церковь, чтобы придать авторитет своим нововводимым ересям.
В заключение приведем толкование блаженного Феофилакта на слова из Послания святого апостола Павла к Фессалоникийцам ("которые подвергнутся наказанию, вечной погибели" (2Фес. 1, 9)): «Итак, где оригенисты, баснословящие о конечности мучений? – вопрошает блаженный Феофилакт. – Его, то есть мучение, Павел назвал вечным. Каким же образом у вас вечное может быть временным?»
Таким образом, все ваши, Алексей Ильич,  попытки выдать свое еретическое учение, в корне противоречащее Священному Писанию, за православное, якобы древнее и не поврежденное католичеством и протестантством, есть не что иное как лукавое и льстивое предложение смертельного духовного яда доверчивым слушателям под видом полезного напитка.
Мы не будем вдаваться в обсуждение всех ваших, Алексей Ильич, хитросплетений из выдернутых из контекста цитат святых отцов. Укажем только на критерий, по которому Церковь определяла истинность или ложность того или иного мнения, того или иного взгляда, который стыдно не знать преподавателю духовной семинарии и академии, и о котором вы, Алексей Ильич, лукаво умалчиваете. 
Этот принцип сформулирован святым Викентием Лиринским: "Должно сносить суждения только тех отцов, которые, живя, уча и пребывая в вере и в кафолическом общении свято, мудро, постоянно, сподобились или с верою почить о Христе, или блаженно умереть за Христа. А верить им должно по такому правилу: что только или все они, или большинство их единомысленно принимали, содержали, передавали открыто, часто непоколебимо, как будто по какому предварительному согласию между собою учителей, то считать несомненным, верным и непререкаемым; а о чем мыслил кто, святой ли он или ученый, исповедник ли и мученик, не согласно со всеми или даже вопреки всем, то относить к мнениям личным, сокровенным, частным, отличным (secretum) от авторитета общего, открытого и всенародного верования; дабы, оставив древнюю истину вселенского догмата, по нечестивому обычаю еретиков и раскольников, с величайшей опасностью относительно вечного спасения, не последовать нам новому заблуждению одного человека" (преп. Викентий Лиринский "Памятные записки Перегрина о древности и всеобщности кафолической веры против непотребных новизн всех еретиков"). Это есть классическое определение того принципа, который в православном богословии именуется "сonsensus patrum" (согласие отцов).
Почему некоторые святые высказывали иногда мнения, не согласные с единодушным учением других святых отцов, объясняет святой Варсонофий Великий: «Не думайте, чтобы люди, хотя и святые, могли совершенно постигнуть все глубины Божии; ибо апостол говорит: от части разумеваем и от части пророчествуем (1Кор. 13, 9), и еще: овому бо дается Духом то и то, но не все (дарования) одному человеку. Ов убо сице, ов же сице…
Святые, сделавшись учителями или сами собою, или принуждаемые к тому другими людьми, весьма преуспели, превзошли своих учителей и, получив утверждение свыше, изложили новое учение, но вместе с тем сохранили и то, что приняли от прежних учителей своих, т. е. учение неправое. Преуспев впоследствии и сделавшись учителями духовными, они не помолились Богу, чтобы Он открыл им относительно первых их учителей: Духом ли Святым внушено было то, что они им преподали, но, почитая их премудрыми и разумными, не исследовали их слов; и таким образом мнения учителей их перемешались с их собственным учением, и святые сии говорили иногда то, чему научились от своих учителей, иногда же то, что здраво постигали собственным умом; впоследствии же и те, и другие слова приписаны были им. Принимая от других, преуспев и сделавшись лучшими, (святые) Духом Святым говорили то, что вверялось им с утверждением от Него; говорили и то, что им было преподано прежними учителями их, не исследывая слов их, тогда как им должно было (исследовать) оные, и чрез молитву к Богу и вопрошения (просвещенных Духом) удостовериться, справедливы ли они. Таким образом перемешались учения, и все, что говорили сии святые мужи, их имени приписывалось. Итак, когда слышишь, что кто-либо из них говорит о себе, что он от Духа Святого слышанное поведает, то сие несомненно, и мы должны тому верить. Если же (святой муж) и говорит о вышеупомянутых (мнениях), но не найдешь, чтобы он подтверждал слова свои, как бы имел утверждение свыше, то они проистекли из учения прежних его учителей, и он, доверяя знанию и премудрости их, не вопрошал Бога, истинно ли сие…
Бог не оставил таких мужей в заблуждении, потому что тот оставляет (другого) в заблуждении, кого спрашивают о пути, но он не говорит истины. Святые же не вопрошали Бога о сем, чтобы узнать от Него истину. Если же говоришь, почему Бог благодатию Своею не воспрепятствовал им в том для пользы других, которые впоследствии будут читать их писания, то можешь сказать и о всяком грешнике: почему Бог не воспрепятствовал ему Своею благодатию, когда знал, что он грехами своими соблазнит многих, и многие получат через него вред. В таком случае и жизнь человеческая будет уже не свободная, но подверженная насилию. И кто может воспрепятствовать Богу спасти таким образом всякого человека? Что же, разве в Писании не находятся такие изречения, о которые претыкаются неведущие и неразумеющие духовного смысла Писания? Итак, должны ли мы сказать, почему Бог не открыл всем духовного (смысла) Писания, чтобы люди не получали вреда, но предоставил святым, бывшим в различные времена, труд изъяснить нужное? Для того-то и постановлены учителя и истолкователи, как говорит апостол (см. 1Кор. 12, 28 и 30). Не заблуждайся же относительно тех мужей, о которых ты вопрошал: если бы они просили Бога, то получили бы (вразумление), ибо Он сказал: всяк бо просяй приемлет, и ищай обретает (Мф. 7, 8). Но как Господь явил нам путь жизни через пророков и апостолов, хотя каждый из них говорил частно, и Бог не вещал исключительно чрез одного из них, а оставленное одним по воле Божией сказано другим, так творил Бог и со святыми, после них бывшими: о чем одни говорят сомнительно, то истолковывают следующие за ними, чтобы Бог всегда прославлялся чрез святых Своих» (Преп. Варсонофий и Иоанн. Руководство к духовной жизни. Изд. Сретенского м-ря, М., 2002 г., Вопросы 609-611, с. 387-392).
Непогрешима только вся Церковь, а не отдельный человек. Церковь свята и непогрешима потому, что Глава Ее – Иисус Христос, потому что руководится Она Духом Истины. Поэтому, только то истинно, что согласно со словами Иисуса Христа, богодухновенным Священным Писанием и принималось всей полнотой Церкви всегда и везде.
Со времен окончательной победы над последней великой ересью христианского Востока – иконоборчеством вся Вселенская Православная Церковь в память этого события в первое воскресение Великого поста торжественно провозглашает главные догматы христианства и анафематствует погибельные лжеучения. Это как раз то, чему Православная Церковь учила всегда и везде.
Если преподаватель духовной семинарии и академии забыл главные догматы Православия и те анафематствования, под которые подпадает его новое лжеучение, и навязывает студентам и всем своим читателям и слушателям не то, чему учила и учит Православная Церковь всегда и повсеместно, попытаюсь напомнить:
1. Отрицающим бытие Божие и утверждающим, яко мир сей есть самобытен и вся в нем без промысла Божия и по случаю бывает: анафема.
(Под эту анафему подпадают не только атеисты, но и те, кто учит (стр. 90), что они, не принеся до смерти покаяния, в будущей жизни спасутся – прим. сост.).
2. Глаголющим Бога не быти дух, но плоть; или не быти Его праведна, милосерда, премудра, всеведуща и подобная хуления произносящим: анафема.
(Отрицая в Боге свойство правосудия (стр. 90, 115, 118, 124, 128), вы, Алексей Ильич, подпадаете и под эту анафему. Признавая возможность спасения язычников и еретиков (стр. 90, 115, 131, 132), вы также подпадаете как под эту, так и под все нижеперечисленные анафемы, произнесенные на таких еретиков – прим. сост.).
3. Дерзающим глаголати, яко Сын Божий не единосущный и не равночестный Отцу, такожде и Дух Святый, и исповедающим Отца, и Сына, и Святого Духа не единого быти Бога: анафема.
4. Безумне глаголющим, яко не нужно быти ко спасению нашему и ко очищению грехов пришествие в мир Сына Божия во плоти и Его вольное страдание, смерть и воскресение: анафема.
5. Неприемлющим благодати искупления, Евангелием проповеданного, яко единственного нашего ко оправданию пред Богом средства: анафема (под эту анафему подпадают и те, кто говорит, что спасение возможно в иных верованиях: стр. 90, 115, 131, 132 – прим. сост.).
6. Дерзающим глаголати, яко Пречистая Дева Мария не бысть прежде рождества, в рождестве и по рождестве Дева: анафема.
7. Неверующим, яко Дух Святый умудри пророков и апостолов и чрез них возвести нам истинный путь к вечному спасению (в том числе утверждающим, что их богодухновенные слова имеют только «воспитательный характер» (с. 115) – прим. сост.), и утверди сие чудесами, и ныне в сердцах верных и истинных христиан обитает и наставляет их на всякую истину: анафема.
8. Отмещущим безсмертие души, кончину века, суд будущий и воздаяние вечное за добродетели на небесех, а за грехи осуждение (стр. 90, 115, 118, 124, 128 – прим. сост.): анафема.
9. Отмещущим все таинства святая (стр. 90, 134, 135, 144, 145, 174, 175 – прим. сост.), Церковью Христовою содержимая: анафема.
10. Отвергающим Соборы святых Отец (предавших анафеме всех еретиков, о которых вы, Алексей Ильич, утверждаете, что они будут спасены (стр. 90) – прим. сост.) и их предания, Божественному Откровению согласная (!!!), и Православно-Кафолическою Церковью благочестно хранимая: анафема.
11. Помышляющим, яко православнии Государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благоволению и при помазании на царство дарования Духа Святаго к прохождению великого сего звания на них не изливаются, и тако дерзающим против их на бунт и измену: анафема.
(Признавая возможность спасения всех (стр. 90), в том числе и нераскаянных революционеров, превративших Святую Русь в богоборческое государство, вы становитесь соучастником в их злых делах (2Ин. 1,10-11) – прим. сост.).
12. Ругающим и хулящим святыя иконы, ихже Святая Церковь к воспоминанию дел Божиих и угодников Его, ради возбуждения взирающих на оныя ко благочестию, и ко оных подражанию приемлет, и глаголющим оныя быти идолы: анафема.
(Еще раз повторяю, что признавая возможность спасения иконоборцев и всех вышеперечисленных еретиков (стр. 90, 1), Вы, Алексей Ильич, подпадаете под все анафемы, произнесенные на них – прим. сост.).
Не случайно появление в наше время лжеучений о якобы возможности спасения некрещенных младенцев, а вслед за ними и всех еретиков и нераскаянных грешников. Современные православные христиане в большинстве теплохладны и один другого безчувственнее в отношении духовного. У них чисто земные человеческие чувства, душевная любовь и мирская расположенность к людям. Не впитав с детства дух православного благочестия, придя в Церковь, чаще всего, после многих заблуждений и грехопадений и, несмотря на посещение храма, продолжая жить в большинстве случаев прежней, ставшей уже привычной жизнью, только внешне ее слегка подправив, они не распознали великой разницы между «любовью по Богу» и «любовью по миру». Потеряв близкого человека, умершего вне Церкви, они начинают сомневаться в правильности церковных постановлений и учений, что доводит их до противления православному учению о спасении. Путь, по которому всегда вела своих чад Православная Церковь, уже многим начинает казаться слишком узким, слишком трудным.
Современные "богословы", вместо того, чтобы обличать языческое окружение, учить близких неверов и полуязычников требованиям строгой христианской науки о спасении, пытаются, подобно западным "богословам", указать более широкий путь, подладить свое учение, выдаваемое за церковное, под низкий нравственный уровень современной жизни. Ими сегодня ведется самая активная и оживленная работа над тем, чтобы как можно скорее человечество забыло и потеряло последние ориентиры евангельской истины, добра и зла. Усиленное размывание всех понятий о границах Церкви, искажение ясного ее учения о грехе, о борьбе с грехом, об условиях спасения, безусловно, на руку тем, кто готовит сначала единую мировую экуменическую религию, а затем приход человека погибели, который будет выдавать себя за Бога.
Алексей Ильич! Вы не православный богослов. Вы не приводите своих учеников и последователей ко Христу, но воспитываете из них еретиков-экуменистов и готовите их, может не сознательно, в этой жизни к поклонению лжемессии – антихристу, а в будущей – к вечной погибели. Привести кого-то своей проповедью в храм еще совсем не значит привести его в Церковь.
О таких как вы проповедниках Иисус Христос сказал: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас» (Мф. 23, 15).
Вы чужды Пресвятой Троицы, Православной Церкви и не имеете ничего общего с христианством. Ваше учение является всеересью, включающей в себя все лжеучения мира. 
А потому, скорбя о вашей погибели, свидетельствую, что вы впали в грех богохульства, о котором сами утверждаете (стр. 140), что он лишает всякого согрешившего Царствия Небесного. «Сущность всякой ереси – богохульство» (Полное собрание творений Святителя Игнатия Брянчанинова, т. 8, с. 183, Паломникъ, Москва, 2007).
Иисус Христос заповедал нам: «Если… Церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Мф. 18, 17). Алексей Ильич! Вы настолько удалили себя своим лжемудрствованием и лжелюбовью от Бога и Его учения, что сами отлучили себя от Единой Святой Соборной и Апостольской Православной Церкви.
Евангельский дух истинны и любви понуждает меня напомнить вам об этом и предупредить вас и всех последователей вашего лжеучения, что вы чужды Православной Церкви и не имеете никакой надежды на спасение до полного покаяния и публичного отречения от своих заблуждений.
Святой Иоанн Лествичник учит, что соблазнивший другого несет ответственность и за него, и если соблазненный не покается, то покаяние соблазнившего не действительно (Слово 15, 23; Слово 26, 126). Только второе переиздание вашей книги «Из времени в вечность: посмертная жизнь души» имеет тираж 100 тысяч экземпляров, к тому же сопровождается двумя CD дисками. Вы соблазнили своей ересью сотни тысяч душ, поэтому чтобы спастись, ваше покаяние  должно быть публичным.
Алексей Ильич! Покайтесь и принесите публичное извинение в ваших гибельных еретических взглядах, чтобы самому избежать вечного мучения и возвратить в Церковь соблазненных вами людей.

Монах Венедикт,
насельник Свято-Успенской Почаевской Лавры



 

9 комментариев:

Max комментирует...

Просто прочесть все эти острые слова правды страшно.

Анонимный комментирует...

Ага, родился младенец, Господь отнял у младенца жизнь и отправил в ад, потому что горе-родители не крестили.Не может быть такого,Бог есть Любовь. Царство Божие внутри нас, двумесячный младенец ещё не может завидовать, тщеславиться, осуждать и т.д., а потому неважно уже крещён он или нет, но пребывать будет в райских обителях. Разбойник на кресте не причащался и крещён не был, однако смог ведь войти в рай ко Христу!!!

Артём Рыжов комментирует...

Младенец с самого первого дня жизни находится под первородным грехом, который должен быть смыт крещением, Церковь крестит младенцев во оставление грехов иначе бы крещение над ними совершалось в ложном смысле, это 124 правило Карфагенского Собора утвержденное Вселенским Собором. Если нужно более точную информацию скажите дам все ссылки.
Свят. Григорий Богослов говорит, что умершие некрещеные младенцы находятся в неком среднем положении, не наказываются, но и Царства Божия не удостаиваются.

По поводу разбойника:
"В Церкви известна древняя традиция, говорящая о благоразумном разбойнике как о мученике. В частности, блаженный Иероним писал: «Христос с креста ввел разбойника в рай; и — чтобы никто не считал обращения поздним, — превратил наказание за убийство в мученичество»[97]. Священномученик Киприан Карфагенский, сказав, что мученики оказываются «крещены славнейшим и величайшим крещением крови», продолжает: «а что крестившиеся своею кровью и освятившиеся страданием достигают совершенства и получают благодать Божественного обетования, это показывает тот же Господь в Евангелии, когда говорит разбойнику, верующему и исповедующему в самом страдании, что он будет с Ним в раю»[98].
Не только святой Киприан, но и другие святые отцы определенно учили, что разбойник принял крещение. Прп. Ефрем говорит: «разбойник получил окропление отпущения грехов через таинство воды и Крови, истекших из бока Христа»[99]. Свт. Иоанн Златоуст говорит, что «Христос крестил разбойника на кресте из своей раны, и он тотчас удостоился отверзть двери рая»[100]. В другом месте он рассматривает этот вопрос подробнее:
«Разбойнику было обещано Спасителем спасение; между тем ему времени не было и не удалось осуществить свою веру и просветиться (крещением), а ведь было сказано: “кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие” (Ин. 3:5), Не было ни случая, ни возможности, не было для разбойника и времени креститься, потому что он висел тогда на кресте. Спаситель однако нашел выход из этого безвыходного положения... Христос устроил так, что после страданий один из воинов копьем пронзил ребро Господа и из него истекла кровь и вода (Ин. 19:34)... – не просто вытекла, но с шумом, так что брызнула на тело разбойника; ведь, когда вода выходит с шумом, она производит брызги, а когда вытекает медленно, то идет тихо и спокойно. Но из ребра кровь и вода вышли с шумом, так что брызнула на разбойника и этим окроплением он был крещен»[101].
Также учит и святитель Димитрий Ростовский, который в слове на Богоявление говорит, что для благоразумного разбойника «вода, истекшая из ребер Христовых, стала водою крещения» и ссылается при этом на преподобного Анастасия Синаита.

Лада комментирует...

Благодарю отца Венедикта! Так все понятно и безупречно в святоотеческой традиции.

Анонимный комментирует...

http://www.proza.ru/2015/09/02/1101

Анонимный комментирует...

он уже давно не монах.
http://antimodern.ru/yakubovski/

Владимир Демидов комментирует...

Тот Венедикт был из Оптиной пустыни, а этот из Почаевской Лавры, это разные лица.

Мария комментирует...

А как же писание Мк. 10, 13- 15? Ведь говорится там именно про детей и что таковых Царствие Божие. Получается некрещеный ребенок находится где-то между по словам монаха, а сам Господь Иисус говорит о детях (в то время еще некрещеных), что их Царствие. Где правда?

Артём Рыжов комментирует...

"А как же писание Мк. 10, 13- 15? Ведь говорится там именно про детей и что таковых Царствие Божие. Получается некрещеный ребенок находится где-то между по словам монаха, а сам Господь Иисус говорит о детях (в то время еще некрещеных), что их Царствие. Где правда?"
______________________________________
Надо не своим умом толковать Писание а пользоваться трудами Святых Отцов, они не видят в словах, что привели указания на спасение некрещеных младенцев.